Национальный суверенитет в правовой природе российского федерализма

Природа российского федерализма

Национальный суверенитет в правовой природе российского федерализма

Тема: Федеративное устройство России

Вопросы

Истоки федеративного выбора России

Идеи и лексикон федерализма стали популярными среди политической элиты России на рубеже XVIII — XIX вв. под влиянием сочинений Ш. Монтескье и воздействием Французской революции.

В современной научной литературе выделяются различные периодизации становления российского федерализма, начиная как с Киевской Руси, так и с начала XX века. Так, М.В. Баглай выделяет три основных этапа:

1) создание основ социалистического федерализма (1918 — 1936 годы);

2) утверждение фактического унитаризма в государственном устройстве России (1937 — 1985 годы);

3) реформы государственного устройства перед принятием Конституции 1993 года

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РАЗГРАНИЧЕНИЕ

ПРЕДМЕТОВ ВЕДЕНИЯ И ПОЛНОМОЧИЙ

В мировой практике существует несколько основных моделей конституционно-правового разграничения предметов ведения и полномочий, складывающихся из следующих элементов: исключительной федеральной компетенции; исключительной компетенции субъектов федерации; совместной компетенции федерации и ее субъектов; остаточной компетенции, распределяемой конституциями различно в зависимости от степени централизованности федерации.

Ведущим параметром, определяющим особенности конституционно-правового регулирования круга предметов ведения, является способ разграничения предметов ведения. В государственно-правовой литературе выделяются два основных способа разграничения предметов ведения федерации и ее субъектов: дуализм и кооперация.

Дуалистический способ предполагает строгое разделение государственной власти «по вертикали» на два независимых друг от друга уровня управления — федеральный и региональный.

В этом случае определяются либо только предметы ведения федерации, либо предметы федерального и регионального ведения. Считается, что государственная власть строго разделена и ни одна из сторон не вправе вмешиваться в сферу власти другой стороны.

Таким образом, при дуалистическом способе конституционного разграничения компетенции (предметов ведения) федерации и ее субъектов можно обозначить две основные модели.

При первой конституция государства ограничивается установлением исключительной компетенции федерации (США, Австрия, Швейцария) и передачей всех остальных полномочий субъектам федерации.

Вторая модель характерна тем, что конституция государства устанавливает две сферы компетенции: федерации и ее субъектов (Канада, Аргентина, Мексика).

Другой способ конституционного разграничения предметов ведения федерации и ее субъектов — способ кооперации. Он предполагает взаимодействие, «кооперацию» различных уровней управления при решении определенного круга вопросов. Данный перечень вопросов получил название «совместной» (совпадающей, конкурирующей) компетенции.

В рамках «кооперативного» способа разграничения предметов ведения между федерацией и субъектами можно выделить также два варианта.

В первом случае конституция перечисляет три сферы предметов ведения: федерации, субъектов федерации и совместную (Индия).

Второй заключается в том, что конституция государства определяет компетенцию федерации и так называемую сферу совместной (совпадающей, конкурирующей) компетенции федерации и ее субъектов (Россия, ФРГ).

Российская конституционная модель восприняла двухуровневый способ структурирования предметов ведения, где конституционно фиксируются закрытый перечень предметов ведения федерации (ст.

71 Конституции РФ) и совместных предметов ведения (ст. 72 Конституции РФ). Предметы ведения субъектов РФ четко не определяются в ст.

73 Конституции РФ, действуют по остаточному принципу (на примере ФРГ, Австрии).

В российском законодательстве пока отсутствует четкое определение указанного разграничения. Очевидно, что разграничение полномочий не есть перераспределение конституционно установленных предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ.

Думается, что под ним необходимо понимать содержательную конкретизацию положений ст.

71, 72, 73 Конституции РФ, позволяющую компетенцию Российской Федерации и субъектов РФ преобразовать в полномочия их органов государственной власти, четко размежевав последние между собой и определив источники их материально-финансового обеспечения.

Эта конкретизация осуществляется самой Конституцией РФ, федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий (ч. 3 ст. 11 Конституции РФ). Данное положение следует толковать расширительно, имея в виду, что названная конкретизация производится и федеральными законами.

Природа российского федерализма

По способу образования федерации принято разделять на договорные и конституционные. Первые образуются путем заключения договора между участниками будущей федерации, вторые — путем принятия конституции нового государства.

Несмотря на условность такого деления (очень часто оба начала переплетаются — сначала декларируется образование федерации в виде договора, декларации или иного документа, а затем создается конституция, в которую декларация входит в виде составной части), дискуссии о договорной или конституционной природе Российской Федерации имеют глубокое теоретическое и прикладное значение, как для отечественной науки конституционного права, так и для всего комплекса общественных наук.

В отличие от СССР, созданного 30 декабря 1922 г. на основе Договора об образовании СССР, современная Российская Федерация носит конституционный характер.

Таким образом, закрепив конституционную природу российского федерализма, Конституция РФ 1993 г. поставила точку в возможных дискуссиях, совершенно определенно закрепив характер федеративного устройства России , и не оставила конституционно-правового аргументационного поля для разногласий по поводу природы федерации в России.

———————————

См., например: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. С. 305 — 306; Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998. С. 482 — 484; Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М.

Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов // Государство и право. 1995. N 3. С. 8; Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. М., 2001; и др.

Дата добавления: 2018-05-09; просмотров: 324;

Источник: https://studopedia.net/5_1895_priroda-rossiyskogo-federalizma.html

Суверенитет в системе российского федерализма *

Национальный суверенитет в правовой природе российского федерализма
Bredikhin A.L. Sovereignty in the system of Russian federalism.

Бредихин Алексей Леонидович, Белгородский филиал Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

Автор в настоящей статье рассматривает особенности суверенитета в федеративном государстве, его свойства и состояние. Через анализ основных признаков государства рассматривается статус субъектов Российской Федерации и возможность обладания ими суверенитетом.

Ключевые слова: суверенитет, государственность, федерализм, субъекты федерации, территория, государственная власть, население.

The author in the present article considers features of the sovereignty in federal state, its properties and a condition. Through the analysis of the main signs of the state the status of subjects of the Russian Federation and possession possibility by them the sovereignty is considered.

Key words: sovereignty, statehood, federalism, subjects of federation, territory, government, population.

Суверенитет как неотъемлемое свойство государства не нашел однозначного толкования в юридической науке, однако для понимания сущности государства суверенитет имеет чуть ли не самое важное значение. Большинство ученых понимают суверенитет как верховенство государственной власти во внутренних делах и независимость в международных отношениях.

Если мы говорим о централизованных унитарных государствах, то данное определение суверенитета является логичным и достоверным. Однако сама сущность федерализма состоит в децентрализации, поэтому оценка правомерности применения суверенитета в его классическом понимании к федеративным государствам вызывает споры.

Федерация предполагает «объединение политико-территориальных единиц (образований) в единое государство» . По мнению некоторых ученых, эти политико-территориальные единицы (государства и государственные образования) обладают суверенитетом , хотя и ограниченным.

Конев Ф.Ф. Федерализм: целостность федерального государства // Конституционное и муниципальное право. 2004. N 4. С. 24.
Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. М., 1996. С. 58; Теория государства и права: Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 1997. С. 183.

Известный ученый А.Б. Венгеров отмечает, что «государственные образования, входящие в состав федеративного государства, могут не являться государствами в собственном смысле слова, поскольку они не обладают полным суверенитетом, т.е. самостоятельностью и независимостью по всем вопросам внутренней и внешней политической жизни» .

Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 1998. С. 122.

Другое мнение основывается на том, что федерализм предполагает добровольное ограничение суверенитета объединяющихся государств, когда они по взаимной договоренности передают часть своих суверенных прав федерации .

Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. Т. 1. Теория государства. М.: Изд-во «Зерцало», 1998. С. 98.

На наш взгляд, наделение признаками суверенности субъектов федерации противоречит сущности государства, что впервые отметил Ж. Боден, родоначальник теории суверенитета. Он утверждал, что в условиях федерации суверенитетом обладает союз в целом, а не отдельные его части .

История политических и правовых учений: Учебник / Под ред. доктора юридических наук, профессора Э.О. Лейста. М.: Изд-во «Зерцало», 2000. С. 227.

Если субъекты федерации — государства, тогда они суверенны, т.к. суверенитет — неотъемлемое свойство государства; если наоборот, субъекты не могут быть государствами, то у них нет и суверенности, т.к. речь идет о государственном суверенитете.

Если суверенитет — это то же, что и широкая компетенция, большая сумма прав и полномочий, то тогда суверенитетом обладают как федерация, так и ее субъекты, т.к. при данной форме государства соответствующая компетенция имеется у обеих сторон.

Если же суверенитет не сводится к компетенции, признается неделимым и несовместимым с другим суверенитетом на территории одного и того же государства, тогда суверенной признается только федерация, а ее субъекты — несуверенными .

Тадевосян Э.В. К вопросу о характере государственной власти субъекта Федерации // Государство и право. 2000. N 3. С. 21.

В.Е. Чиркин, говоря о возможности признания субъектов федерации суверенными в определенных пределах, также считает, что «это вовсе не государственный суверенитет», т.к. он ограничен внутренними делами субъекта федерации .

Чиркин В.Е. Государственная власть субъекта федерации // Государственное право. 2000. N 10. С. 9.

Относительно суверенности субъектов федерации существует так называемая теория делимости государственного суверенитета . Суть данной теории сводится к тому, что допускается «расщепление» государственного суверенитета на суверенитет федерации и суверенитет ее субъектов (в определенной доле, закрепленной в Конституции). То есть у федерации одно содержание суверенитета, а у субъектов — другое.

Черняк Л.Ю. Теория делимости государственного суверенитета в федеративном государстве // Академический юридический журнал. 2009. N 1. С. 12 — 20.

На наш взгляд, субъекты федерации не обладают суверенитетом ни государственным, ни каким-либо иным. Суверенитет может быть только государственным, и иного его значения не может быть. Не может быть и ограниченного суверенитета, которым нередко наделяют субъекты федеративных государств. Поэтому федеративное государство суверенно как 1 единое образование.

В то же время нельзя сказать, что в федеративном государстве суверенитет имеет то же значение, что и в унитарных государствах. Здесь имеется в виду именно юридическая сущность суверенитета, политическая сторона суверенитета, связанная с фактическим верховенством государственной власти, принципиально не изменяет своей сути.

В.В. Горюнов указывает, что носителем (субъектом) государственного суверенитета в Российской Федерации является сама Российская Федерация, рассматриваемая как способ народной самоорганизации. Федеральные государственные органы при этом рассматриваются в качестве основных субъектов осуществления государственного суверенитета.

Кроме того, в осуществлении государственного суверенитета участвуют органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Данные органы участвуют в осуществлении суверенитета Российской Федерации как непосредственно (при осуществлении переданных им отдельных полномочий Российской Федерации), так и опосредованно — путем участия в реализации общей государственной политики .

То есть предполагается, что различные уровни государственной власти — федеральный, региональный и местный — обособлены друг от друга, поэтому не могут признаваться единым носителем государственного суверенитета Российской Федерации. В связи с этим автор выделяет основные субъекты осуществления государственного суверенитета, а неосновными при этом выступают региональные и местные органы власти.

Горюнов В.В. Суверенитет Российской Федерации: сущность, содержание, гарантии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. С. 8.

Центральным вопросом является принцип единства государственной власти.

Классическая модель государства предполагает иерархическое строение системы органов государственной власти, федеративное устройство характеризуется значительной степенью самостоятельности субъектов федерации.

Поэтому, если определить носителем суверенитета всю систему органов власти, подрывается сама суть федерации, где региональные органы власти обособлены.

Предполагаем, что в федерации, как и в унитарном государстве, носителем суверенитета является вся система органов государственной власти, начиная от федерального уровня и заканчивая муниципальным.

Несмотря на то что модель государственной власти предполагает обособление органов государственной власти различных уровней, нормативные акты, исходящие от них, представляют собой строгую иерархию.

Муниципальные акты не могут противоречить региональным и федеральным, региональные — федеральным.

Федерации могут состоять из равностатусных субъектов, когда в политико-территориальном делении государства лежит экономический и организационный принцип.

В этом случае федеративная модель направлена больше на повышение экономической активности и самоорганизации субъектов.

Здесь проблемы суверенитета не существует как таковой, во всяком случае, она, как правило, не имеет большого практического значения.

По-другому обстоит дело, когда субъекты федерации обладают особым статусом. Например, республики в составе Российской Федерации.

Безусловно, экономико-организационный принцип и в этом случае играет определенную роль, но большее значение зачастую приобретают национально-культурные особенности региона.

Если территорию данного субъекта населяют преимущественно представители иной нации, нежели нация государствообразующая, то суверенитет является именно той категорией, которая выражает национальную самодостаточность нации. Обладание суверенитетом является равнозначным национальной самоидентификации.

Особый статус республик в составе Российской Федерации вовсе не означает обладание ими суверенитетом, но в то же время подтверждает их потенциальную государственность. Правовой статус таких автономных образований взаимно согласован между федерацией и самими субъектами.

Такая потенциальная государственность означает, что данный автономный субъект федерации обладает всеми предпосылками государственности, но не обладает суверенитетом, т.е. независимостью, самостоятельностью и самодостаточностью.

Исходя из классического определения признаков государства, в качестве которых называются публичная власть, территория, население и суверенитет, можно сказать, что именно отсутствие суверенитета является определяющим моментом.

Согласно п. 1 ст. 67 Конституции России «территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними». Отсюда следует, что каждый субъект Российской Федерации имеет свою территорию.

В то же время внутренние воды, территориальное море, воздушное пространство над ними относятся напрямую к территории Российской Федерации, а не к территории субъектов федерации.

Поэтому такая конструкция правовой нормы противоречит пониманию федерации как простого объединения государственных образований в единое государство.

Исключение, в частности, внутренних вод из содержания территории субъектов федерации означает, что территория субъектов федерации — достаточно условная категория, которая не соответствует содержанию понятия территории государства.

Население субъекта Российской Федерации представляет собой совокупность граждан Российской Федерации, имеющих место постоянной регистрации в границах данного субъекта Российской Федерации. Основой государственности как таковой является население, имеющее гражданство данного государства.

Однако согласно ч. 1 ст. 6 Конституции России гражданство Российской Федерации является единым, т.е. гражданства субъекта федерации не может существовать. Хотя, например, в Конституции Северной Осетии сказано, что Республика Северная Осетия — Алания имеет свое гражданство .

На наш взгляд, правовая связь лица осуществляется непосредственно с Российской Федерацией, минуя субъекты федерации.

Постоянная регистрация по месту жительства сама по себе не образует устойчивой правовой связи с регионом проживания, поэтому гражданства субъекта Российской Федерации не может быть в рамках существующих федеративных отношений.

СПС «КонсультантПлюс».

Публичная власть субъекта Российской Федерации выстроена по принципу федеральной государственной власти, т.е. законодательством предусмотрено существование высших исполнительных, законодательных и судебных органов данного субъекта.

Однако региональные органы власти все же включены в общую систему органов власти Российской Федерации и стоят в иерархии ниже федеральных. Кроме того, их акты имеют меньшую юридическую силу, чем федеральные акты.

Таким образом, публичная власть субъекта Российской Федерации не обладает верховенством.

В то же время почти все республики в составе Российской Федерации, кроме Республики Калмыкия, Республики Хакасия и Республики Алтай, провозглашаются государствами. Так же как и в вопросе с суверенитетом, употребление термина «государства» применительно к субъектам федерации является некорректным.

Статус государства предполагает наличие суверенитета, и закрепляющие государственность положения конституций республик в составе Российской Федерации, во-первых, противоречат принципу единства государства, а во-вторых, не соответствуют принципу равенства субъектов Российской Федерации, т.к.

иные, кроме республик, субъекты Российской Федерации не наделяются статусом государства .

Бредихин А.Л. Суверенитет как политико-правовой феномен: Монография. М.: Инфра-М, 2012. С. 94.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод об отсутствии суверенитета у субъектов Российской Федерации, в т.ч. у автономных образований. Автономные федеративные образования в то же время имеют потенциальную государственность, однако для ее реализации не предусмотрено правовых механизмов, поэтому обрести суверенитет в рамках правового поля невозможно.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/60098-suverenitet-sisteme-rossijskogo-federalizma

3. Суверенитет в системе российского федерализма

Национальный суверенитет в правовой природе российского федерализма

Суверенитеткак неотъемлемое свойство государстване нашел однозначного толкования вюридической науке, однако для пониманиясущности государства суверенитет имеетчуть ли не самое важное значение.Большинство ученых понимают суверенитеткак верховенство государственной властиво внутренних делах и независимости вмеждународных отношениях.

Еслимы говорим о централизованных унитарныхгосударствах, то данное определениесуверенитета является логичным идостоверным. Однако сама сущностьфедерализма состоит в децентрализации,поэтому оценка правомерности применениясуверенитета в его классическом пониманиик федеративным государствам вызываетспоры.

Федерацияпредполагает «объединениеполитико-территориальных единиц(образований) в единое государство»9.По мнению некоторых ученых, этиполитико-территориальные единицы(государства и государственныеобразования) обладают суверенитетом10,хотя и ограниченным.

Известныйученый А.Б. Венгеров отмечает, что«государственные образования, входящиев состав федеративного государства,могут не являться государствами всобственном смысле слова, посколькуони не обладают полным суверенитетом,т.е. самостоятельностью и независимостьюпо всем вопросам внутренней и внешнейполитической жизни»11

Другоемнение основывается на том, что федерализмпредполагает добровольное ограничениесуверенитета объединяющихся государств,когда они по взаимной договоренностипередают часть своих суверенных правфедерации.12

Нанаш взгляд, наделение признакамисуверенности субъектов федерациипротиворечит сущности государства, чтовпервые отметил Ж. Боден — родоначальниктеории суверенитета. Он утверждал, чтов условиях федерации суверенитетомобладает союз в целом, а не отдельныеего части.13

Еслисубъекты федерации — государства, тогдаони суверенны, так как суверенитет —неотъемлемое свойство государства;если, наоборот, субъекты не могут бытьгосударствами, то у них нет и суверенности,так как речь идет о государственномсуверенитете.

Если суверенитет — это тоже, что и широкая компетенция, большаясумма прав и полномочий, то тогдасуверенитетом обладает как федерация,так и ее субъекты, так как при даннойформе государства соответствующаякомпетенция имеется у обеих сторон.

Если же суверенитет не сводится ккомпетенции, признается неделимым инесовместимым с другим суверенитетомна территории одного и того же государства,тогда суверенной признается толькофедерация, а ее субъекты – несуверенными.14

В.Е.Чиркин, говоря о возможности признаниясубъектов федерации суверенными вопределенных пределах, также считает,что «это вовсе не государственныйсуверенитет», так как он ограниченвнутренними делами субъекта федерации.15

В.В.Горюнов указывает, что носителем(субъектом) государственного суверенитетав Российской Федерации является самаРоссийская Федерация, рассматриваемаякак способ народной самоорганизации.Федеральные государственные органыпри этом рассматриваются в качествеосновных субъектов осуществлениягосударственного суверенитета.

Крометого, в осуществлении государственногосуверенитета участвуют органыгосударственной власти субъектовРоссийской Федерации и органы местногосамоуправления.

Данные органы участвуютв осуществлении суверенитета РоссийскойФедерации как непосредственно (приосуществлении переданных им отдельныхполномочий Российской Федерации), таки опосредованно — путем участия вреализации общей государственнойполитики.

16То есть предполагается, что различныеуровни государственной власти -федеральный, региональный и местный -обособлены друг от друга, поэтому немогут признаваться единым носителемгосударственного суверенитета РоссийскойФедерации. В связи с этим автор выделяетосновные субъекты осуществлениягосударственного суверенитета, анеосновными при этом выступаютрегиональные и местные органы власти.

Центральнымвопросом является принцип единствагосударственной власти.

Классическаямодель государства предполагаетиерархическое строение системы органовгосударственной власти, федеративноеустройство, характеризуется значительнойстепенью самостоятельности субъектовфедерации.

Поэтому, если определитьносителем суверенитета всю системуорганов власти, подрывается сама сутьфедерации, где региональные органывласти обособлены.

Предполагаем,что в федерации, как и в унитарномгосударстве, носителем суверенитетаявляется вся система органов государственнойвласти, начиная от федерального уровняи заканчивая муниципальным.

Несмотряна то что модель государственной властипредполагает обособление органовгосударственной власти различныхуровней, нормативные акты, исходящиеот них, представляют собой строгуюиерархию.

Муниципальные акты не могутпротиворечить региональным и федеральным,региональные — федеральным.

Федерациимогут состоять из равностатусныхсубъектов, когда в основеполитико-территориального делениягосударства лежит экономический иорганизационный принцип.

В этом случаефедеративная модель направлена большена повышение экономической активностии самоорганизации субъектов.

Здесьпроблемы суверенитета не существуеткак таковой, во всяком случае, она, какправило, не имеет большого практическогозначения.

По-другомуобстоит дело, когда субъекты федерацииобладают особым статусом. Например,республики в составе РоссийскойФедерации. Безусловно, экономико-организационныйпринцип играет и в этом случае определеннуюроль, но большее значение зачастуюприобретают национально-культурныеособенности региона.

Если территориюданного субъекта населяют преимущественнопредставители иной нации, нежелигосударствообразующая нация, тосуверенитет является именно тойкатегорией, которая выражает национальнуюсамодостаточность нации. Обладаниесуверенитетом является равнозначнымнациональной самоидентификации.

Особыйстатус республик в составе РоссийскойФедерации вовсе не означает обладаниеими суверенитетом, но в то же времяподтверждает их потенциальнуюгосударственность. Правовой статустаких автономных образований взаимносогласован между федерацией и самимисубъектами.

Такаяпотенциальная государственностьозначает, что данный автономный субъектфедерации обладает всеми предпосылкамигосударственности, но не обладаетсуверенитетом, т.е. независимостью,самостоятельностью и самодостаточностью.

Исходя из классического определенияпризнаков государства, в качествекоторых называются публичная власть,территория, население и суверенитет,можно сказать, что именно отсутствиесуверенитета является определяющиммоментом.

Согласноп. 1 ст. 67 Конституции России «территорияРоссийской Федерации включает в себятерритории ее субъектов, внутренниеводы и территориальное море, воздушноепространство над ними». Отсюда следует,что каждый субъект Российской Федерацииимеет свою территорию.

В то же времявнутренние воды, территориальное море,воздушное пространство над ними относятсянапрямую к территории РоссийскойФедерации, а не к территории субъектовФедерации.

Поэтому такая конструкцияправовой нормы противоречит пониманиюфедерации как простого объединениягосударственных образований в единоегосударство.

Исключение, в частности,внутренних вод из содержания территориисубъектов федерации означает, чтотерритория субъектов Федерации -достаточно условная категория, котораяне соответствует содержанию понятиятерритории государства.

Населениесубъекта Российской Федерации представляетсобой совокупность граждан РоссийскойФедерации, имеющих место постояннойрегистрации в границах данного субъектаРоссийской Федерации. Основойгосударственности как таковой являетсянаселение, имеющее гражданство данногогосударства.

Однако согласно ч. 1 ст. 6Конституции России гражданство РоссийскойФедерации является единым, т.е. гражданствасубъекта Федерации не может существовать.Хотя, например, в Конституции СевернойОсетии сказано, что Республика СевернаяОсетия — Алания имеет свое гражданство.

На наш взгляд, правовая связь лицаосуществляется непосредственно сРоссийской Федерацией, минуя субъектыФедерации.

Постоянная регистрация поместу жительства сама по себе не образуетустойчивой правовой связи с региономпроживания, поэтому гражданства субъектаРоссийской Федерации не может быть врамках существующих федеративныхотношений.

Публичнаявласть субъекта Российской Федерациивыстроена по принципу федеральнойгосударственной власти, т.е.

законодательствомпредусмотрено существование высшихисполнительных, законодательных исудебных органов данного субъекта.

Однако региональные органы власти всеже включены в общую систему органоввласти Российской Федерации и стоят виерархии ниже федеральных. Кроме того,их акты имеют меньшую юридическую силу,чем федеральные акты.

Такимобразом, публичная власть субъектаРоссийской Федерации не обладаетверховенством. В то же время почти всереспублики в составе РоссийскойФедерации, кроме Республики Калмыкия,Республики Хакасия и Республики Алтай,провозглашаются государствами. Так жекак и в вопросе с суверенитетом,употребление термина «государства»применительно к субъектам Федерацииявляется некорректным.

Статус государствапредполагает наличие суверенитета, изакрепляющие государственность положенияконституций республик в составеРоссийской Федерации, во-первых,противоречат принципу единствагосударства, а во-вторых, не соответствуютпринципу равенства субъектов РоссийскойФедерации, так как иные, кроме республик,субъекты Российской Федерации ненаделяются статусом государств.

17

Всевышеизложенное позволяет сделать выводоб отсутствии суверенитета у субъектовРоссийской Федерации, в том числе уавтономных образований. Автономныефедеративные образования в то же времяимеют потенциальную государственность,однако для ее реализации не предусмотреноправовых механизмов, поэтому обрестисуверенитет в рамках правового поляневозможно.

Источник: https://studfile.net/preview/4165043/page:5/

Isfic
Добавить комментарий