Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Ответственность, установленная законодательством за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Деятельность государственных учреждений, занимающихся обеспечением изоляции от общества преступников, должна осуществляться в законной и беспрерывной форме.

Это жизненно необходимо для фактического выполнения поставленных перед ними задач – исправить и подготовить преступников к выходу в законопослушное общество и минимизирование риска совершения рецидива.

Ни для кого не секрет, что подобные учреждения в достаточной степени обособлены от общества, и в них прослеживается своя индивидуальная иерархия не только между сотрудниками учреждений, но и между заключёнными.

Порой подобные отношения оказывают определённое негативное воздействие и на необходимое для общества исправление отдельно взятых индивидуумов, и на деятельность учреждения в целом. А о том, какая за это предусмотрена ответственность, и пойдёт речь в настоящей статье.

Что будет за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Состав и ответственность

Стоит повторить, что основная функция исправительного учреждения – это ограждение преступника от общества и его исправление, а также предотвращение возможных рецидивов.

Но необходимо учитывать, что концентрация осуждённых к лишению свободы лиц в данных учреждениях крайне высока, что автоматически создаёт повышенную социальную опасность, как для общества, так и для самих заключённых.

Часть из осуждённых лиц стремится выбраться из преступного мира и ищет пути исправления, а другая часть просто не поддаётся исправлению и только ждёт новой возможности нарушить закон, в том числе и в стенах исправительных учреждений.

Как уже было анонсировано выше, цель данной статьи заключается в рассмотрении вопроса о степени ответственности за дезорганизацию деятельности исправительных учреждений. А ответ на данный вопрос следует искать в положениях Уголовного кодекса Российской Федерации, и именно об этом и пойдёт речь далее.

УК РФ

Следует отметить, что любое совершение преступлений в стенах рассматриваемых организаций характеризует их деятельность только с негативной стороны, так как прямая обязанность администрации и штата сотрудников – любым законным образом не допустить совершения рецидивов любой степени тяжести.

А это, в свою очередь, говорит о том, что и выбранная мера наказания не оказала нужного воздействия на осуждённого, подрывая авторитет и судебной системы нашей страны в глазах её граждан.

Итак, от теории следует перейти к уголовно-правовым реалиям и обратиться к положениям статьи 321 Уголовного кодекса РФ для определения состава рассматриваемого преступления, а именно:

  1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья осуждённого, либо угроза применения насилия в отношении его с целью воспрепятствовать исправлению осуждённого или из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Как видно из части 1, объективная сторона данной дезорганизации заключается в совершении заключённым нового преступления в виде применения физической силы (насилия) или угрозы его применения по отношению к другому осуждённому. Мотивация совершения этого злодеяния может быть в форме мести за оказанное содействие сотрудникам уголовно-исполнительной системы, или же в форме препятствия исправления потерпевшей стороны.

Например, предположим следующую ситуацию: Гражданин «А», осуждённый на 10 лет лишения свободы, был помещён в камеру, где уже отбывал своё наказание гражданин «Б».

С самой первой встречи «Б» всячески притеснял и унижал своего сокамерника, мотивируя это тем обстоятельством, что «А» всячески отрицал свою вину и не признавался в заслуженности своего наказания.

Однажды гражданин «А» обнаружил, что «Б» прячет самодельную заточку в тайнике под кроватью, о чём незамедлительно сообщил администрации учреждения. В отместку за донос гражданин «Б» избил соседа по камере, нанеся вред его здоровью средней тяжести.

Опасность данного деяния может заключаться и в том, что в следующий раз осуждённый из примера выше, боясь возможных последствий из-за реакции сокамерника/ов, предпочтёт умолчать о совершении нового или готовившегося преступления, тем самым нивелируя все усилия исправительного учреждения (ИУ).

  1. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершённые в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких, наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Законодатель частью 2 статьи 321 УК РФ выделил самостоятельный состав рассматриваемого деяния и в качестве потерпевшей стороны обозначил три категории лиц, а именно:

  • сотрудники мест лишения свободы — это сотрудники исправительных и воспитательных колоний и тюрем, находящиеся в званиях рядового состава или начальствующего (административного) сектора;
  • сотрудники мест содержания под стражей — сотрудники следственных изоляторов и изоляторов временного содержания, учреждения юрисдикции уголовно-исполнительной системы, гауптвахты;
  • близкие родственники выше названых категорий граждан.

Все категории потерпевших лиц объединяет необходимость в установлении причинно-следственной связи между осуществлением ими своей служебной деятельности и желанием дезорганизовать нормальную деятельность того или иного ИУ.

В качестве примера можно привести следующую ситуацию: Сотруднику ИУ № 1 гражданину «В» поступило анонимное письмо, в котором было указано, что ему запрещается выходить на работу в свою следующую смену по причине мнимой болезни. Вместо этого он был обязан поменяться сменами со своим коллегой.

В случае отказа автор письма указал, что последствия для «В» и его близких будут максимально серьёзные. Не придав особого значения данному письму, гражданин «В» собирался идти на работу, как вдруг неожиданно ему поступил звонок от его супруги, которая в ужасе оповестила о том, что ей угрожали физической расправой.

Конечно же, дальше игнорировать развитие событий гражданин «В» был не вправе. Он сразу же обратился в правоохранительные органы и уведомил о случившемся своего непосредственного начальника.

В ходе следственных мероприятий было установлено, что вся произошедшая ситуация была запланирована с целью передачи контрабанды одному из заключённых, которую должен был доставить коррумпированный сотрудник ИУ, пришедший на работу вместо гражданина «В».

  1. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершённые организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

В части определения действий организованной группы всё достаточно понятно — это устоявшаяся группа лиц, объединённая и созданная с целью совершения преступлений.

Всё немного сложнее с применением насилия, которое заведомо носит опасный характер для жизни и здоровья потерпевшей стороны.

Под данным признаком подразумевается, что потерпевшему был нанесён вред здоровью, который мог бы привести к его смерти, но в результате стечения обстоятельств не привёл.

Например, это удар ножом в область сердца, при котором только «чудо» и квалификация медицинской помощи может спасти человеку жизнь. Если же в результате вышеописанных действий потерпевшей скончался, то деяние следует квалифицировать по соответствующим нормам Уголовного кодекса, учитывая принадлежность к той или иной категории погибшего, к примеру, по пункту «б» части 2 статьи 105 УК РФ.

Заключение

В заключение следует отметить, что все преступления, совершаемые по отношению к лицам, наделённым определёнными должностными или служебными обязанностями, взаимосвязаны и в большинстве случаев образуют совокупную квалификацию.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/gosudarstvo/dezorganizatsiya-deyatelnosti-uchrezhdenij-obespechivayushhih-izolyatsiyu-ot-obshhestva.html

Курсовая работа Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Введение
Глава 1. Историческое развитие и общая характеристика дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества 1.1. Общая характеристика и историческое развитие дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества 1.2.

Характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ Глава 2. Квалификация преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ и проблемы построения данной статьи УК РФ 2.1. Особенности квалификации преступлений по ст. 321 УК РФ 2.2.

Проблемы содержания и построения статьи 321 УК РФ Заключение

Список литературы

Введение

Одной из актуальных, практически важных проблем в теории уголовного права и правоприменительной практике является обеспечение нормальной деятельности учреждений и органов пенитенциарной системы. Это важно потому, что от эффективности деятельности данной системы во многом зависит достижение целей уголовного наказания, определенных в ч. 2 ст. 43 УК РФ.

В противном случае исправление осужденного, предупреждение совершения новых преступлений как цели наказания останутся нормативной декларацией. Суд в приговоре определяет осужденному только вид и меру наказания и режим его отбывания, а цели этого наказания должны быть достигнуты в результате воздействия всех средств исправительного процесса.

Поэтому в систему преступлений против порядка управления в действующем УК РФ законодатель и включил преступление, связанное с дезорганизацией деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ).

преступления составляют применение насилия, не опасного для жизни и здоровья осужденного, либо угроза применения насилия в отношении его с целью воспрепятствовать исправлению осужденного или из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, а равно те же действия, совершенные в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких. Наличие в системе Особенной части УК РФ подобной статьи вполне обоснованно, так как криминальная ситуация в учреждениях пенитенциарной системы традиционно особо напряженная. Таким образом, исследование данного вида преступного деяния с точки зрения теории необходимо, чтобы впоследствии на практике возникало как можно меньше противоречий при применении данной уголовно-правовой нормы. Целью настоящей работы является полноценный теоретико-правовой анализ статьи 321 УК РФ «Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества». Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач. В первую очередь необходимо дать общую характеристику данному преступному деянию, проследить историческое развитие ответственности, охарактеризовать состав преступления. Во вторую очередь необходимо проанализировать квалификацию преступного деяния, какие проблемы возникают на практике при привлечении к уголовной ответственности по ст. 321 УК РФ. Также считаю необходимым, коснутся темы структуры построения и содержания статьи 321 УК РФ, т.к. здесь имеются некоторые противоречия с точки зрения юридической техники построения нормы права. Поставленные задачи будут решены методом сравнительного анализа учебной литературы по данной теме, а также необходимо изучить научные статьи, монографии ученых, посвященных данному вопросу. Необходимо дать теоретико-правовой анализ нормам Уголовного кодекса РФ, регламентирующим ответственность за рассматриваемое в настоящей работе преступное деяние, а также иные правовые акты. Изучение в совокупности теории и нормативной базы позволит  выявить сложности, которые возникают при применении уголовно-правовых норм на практике. Объектом исследования являются правоотношения, которые возникают  при привлечении к ответственности за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.  Проблемы, которые возникают при квалификации деяний преступника по статье 321 УК РФ. Предметом исследования являются нормативно-правовые акты, которые регламентируют подобные правоотношения. Основным, из которых является Уголовный кодекс РФ. Не менее важным является изучения постановлений Пленума Верховного суда РФ, т.к. зачастую именно в них содержаться наиболее точные разъяснения по применению той или иной нормы права.

Тема дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества в общем недостаточно разработана в научной литературе. В большинстве своем, это материалы касающиеся непосредственно поведения осужденного в местах лишения свободы, проведение с ним воспитательной работы. Однако достаточно полно дана характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ авторами многих учебников по уголовному праву, а именно Л.В. Иногамова-Хегай,  Г.Н. Борзенков, Б.В. Волженкин, В.М. Лебедев, А.В. Бриллиантова А.И. Чучаева и др.  Проблемы правильной квалификации деяний преступника при привлечении по ст. 321 УК РФ достаточно хорошо разработаны в научных статьях следующих авторов Романова Л.И., Крайнова Н.А., Рудый Н.К.,  Симанович А.А.  и др.

Список литературы

1. Нормативно-правовые акты.

Источник: http://kursach37.com/work/dezorganizaciya-deyatelnosti-uchrezhdeniy/

Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. — Студопедия

Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Комментарий к статье 321 УК РФ:

Непосредственным объектом преступления является установленный нормативными актами порядок исполнения наказания и обеспечения изоляции от общества осужденных лиц.

Дополнительным объектом является здоровье осужденного или сотрудника места лишения свободы либо места содержания под стражей. Потерпевшими являютсяосужденный к наказанию, связанному с изоляцией от общества (ч.

1), либо сотрудник таких учреждений или его близкие (ч. 2).

Под осужденным в этом составе преступления предполагается лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу, к наказанию, связанному с изоляцией от общества, т.е. к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы на определенный срок либо пожизненному лишению свободы.

Сотрудник места лишения свободы — лицо, имеющее специальное звание рядового или начальствующего состава сотрудника уголовно-исполнительной системы.

К сотрудникам мест содержания под стражей относятся лица рядового или начальствующего состава органов внутренних дел, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, военнослужащие органов и пограничных войск Федеральной службы безопасности и Вооруженных сил Российской Федерации, исполняющие обязанности по обеспечению режима содержания под стражей. На период исполнения обязанностей по обеспечению режима содержания под стражей капитаны морских судов и начальники зимовок, а также уполномоченные ими лица несут обязанности и пользуются правами, предоставляемыми законом сотрудникам мест содержания под стражей. К учреждениям и органам уголовно-исполнительной системы, обеспечивающим изоляцию от общества, относятся места лишения свободы и места заключения под стражу. Под местами лишения свободы следует понимать исправительные учреждения, исполняющие наказание в виде ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы на определенный срок или пожизненного лишения свободы. К ним относятся арестные дома, гауптвахты, дисциплинарные воинские части, воспитательные колонии, колонии-поселения, лечебные исправительные учреждения, колонии общего, строгого и особого режимов, тюрьмы, а также следственные изоляторы в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых согласно ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ являются: а) следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Минюста России; б) изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел и погранслужб; в) учреждения уголовно-исполнительной системы Федеральной службы исполнения наказаний. Объективная сторона состава преступления характеризуется совершением действий, которые могут быть выражены альтернативно в: применении насилия, не опасного для жизни или здоровья осужденного (ч. 1 ст. 321 УК) или сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей либо их близких (ч. 2 ст. 321 УК); 2) угрозе применения насилия к осужденному (ч. 1 ст. 321 УК) или к сотруднику места лишения свободы или места содержания под стражей либо к их близким (ч. 2 ст. 321 УК). Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимаются действия, направленные на причинение вреда здоровью, но не связанные с причинением такого вреда. К таким действиям могут относиться побои, причинение физической боли, ограничение свободы и т.п. Угрозы применения насилия охватывают любую степень насилия, в том числе и угрозы убийством. Угроза должна быть реальной и действительной. Состав преступления по конструкции — формальный; оно признается оконченным с момента совершения любого действия, вне зависимости от наступления каких-либо последствий.

Субъект преступления — специальный: физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, осужденное к наказанию, связанному с изоляцией от общества, отбывающее такое наказание, либо подозреваемый или обвиняемый, находящиеся под стражей.

1. Субъективная сторона состава преступления предполагает вину в виде прямого умысла.

Кроме того, к обязательным субъективным признакам могут альтернативно относиться цель совершения преступления — воспрепятствование исправлению осужденного, либо мотив мести за оказанное осужденным содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы.

Исправление осужденных — это процесс формирования у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование законопослушного поведения (ч. 1 ст. 9 УИК РФ).

Содействие администрации учреждений или органов уголовно-исполнительной системы может выражаться, например, в предоставлении необходимой информации, в участии в самодеятельных организациях осужденных, сообщении о нарушениях требований режима отбывания наказания другими осужденными и т.п.

Мотивом насилия или угрозы его применения по отношению к сотруднику места лишения свободы или места содержания под стражей либо к их близким (ч. 2 ст. 321 УК) являются побуждения виновного, связанные со служебной деятельностью указанных категорий сотрудников. Обычно это месть за выполнение сотрудниками своих профессиональных обязанностей. 6.

Квалифицирующие признаки указаны в ч. 3 ст. 321 УК. Понятие организованной группы, участники которой применяют насилие, не опасное для жизни и здоровья, или угрожают применением насилия, дается в ч. 3 ст. 35 УК. Под насилием, опасным для жизни или здоровья понимается причинение любого вреда здоровью осужденных или сотрудников: легкого, средней тяжести или тяжкого. Кроме этого, действия виновного могут фактически не причинить такого вреда здоровью, но по своей объективной направленности должны создавать реальную угрозу причинения такого вреда здоровью (например, если потерпевший защищался).

Источник: https://studopedia.ru/15_14188_dezorganizatsiya-deyatelnosti-uchrezhdeniy-obespechivayushchih-izolyatsiyu-ot-obshchestva.html

Проблемы расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Оглавление

Введение

Глава 1. Криминалистическая характеристика дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

1.1 Обстановка совершения преступления

1.2 Типичные способы и мотивы совершения преступлений

1.3 Личность жертвы и вероятного преступника

Глава 2. Организация расследования по делам о дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

2.1 Особенности возбуждения уголовного дела и обстоятельства, подлежащие установлению

2.2 Типичные ситуации первоначального этапа и организация расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

2.3 Взаимодействие следователя с другими службами

Глава 3. Особенности проведения некоторых следственных действий при расследовании дезорганизации деятельности учреждении, обеспечивающих изоляцию от общества

3.1 Особенности организации и проведения осмотр места происшествия

3.2 Особенности организации и производства допросов

3.3 Особенности назначение судебных экспертиз

3.4 Особенности организации производства обыска и выемки

Заключение

Список литературы

fВведение

Одно из важных мест в системе мер, проводимых государством по укреплению законности и правопорядка, занимает деятельность уголовно-исполнительной системы, учреждения и органы которой исполняют различные виды наказания с целью исправления осужденных, восстановления социальной справедливости, реализации превентивных мер и т.д.

Проблема борьбы с представителями воровского сообщества поднимается не впервые и не является новой для пенитенциарной системы нашей страны.

Высокая степень общественной опасности, присущая действиям дезорганизующим деятельность исправительных учреждений, и широкое распространение этого негативного явления, обуславливают актуальность избранной темы на протяжении достаточно продолжительного периода времени.

Еще в конце девятнадцатого столетия И.Я. Фойницкий затрагивал проблему вредного влияния арестантского сообщества на тюремный порядок.

Актуальность данного исследования подтверждается и данными Аналитического обзора основных видов пенитенциарной преступности (2002-2005 г.г.

) НИИ ФСИН России, где указывается, что в структуре преступности исправительных колоний независимо от их режима, ведущее место занимает дезорганизация нормальной деятельности учреждений (ст. 321 УК РФ), затем идет побег из мест лишения свободы (cт.

313 УК РФ) и незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ). Три вида указанных преступлений в ИК составляет 40-60 % от всех преступлений спецконтингента.

Одной из важнейших задач, стоящих перед УИС, является исполнение уголовного наказания в условиях, обеспечивающих нормальную жизнь осужденных. Решение данной задачи невозможно без соблюдения на территории исправительных учреждений норм российского законодательства.

Однако статистика свидетельствует о сложной криминальной обстановке, которая складывается в исправительных учреждениях.

Так, в 2005 году на территории исправительных учреждений зарегистрировано 930 преступлений, в 2006 — 1231 преступление, в 2007 году — 1134 преступления, в 2008 году — 962 преступления.

Особое место среди преступлений, совершаемых на территории ИУ, занимает дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, что имеет крайне негативные последствия для их деятельности.

Следует отметить, что одной из целей совершения данного преступления является воспрепятствование исправлению осужденных, иными словами, действия преступников мешают реализации основной цели УИС исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений.

В настоящее время данные статистики свидетельствуют о незначительном спаде количества рассматриваемых преступлений. Так, в 2005 году зарегистрировано 181 подобное преступление, 2006 году — 243 преступления, 2007 году — 175 преступлений, 2008 году — 174 преступления, 2009 — 180 преступлений.

Однако необходимость своевременного выявления данных преступлений, а также повышение качества их расследования не вызывает сомнения.

Актуальность данного исследования также подтверждается и данными Аналитического обзора основных видов пенитенциарной преступности (2002-2005 г.г.

) НИИ ФСИН России, где указывается, что в структуре преступности исправительных колоний независимо от их режима, ведущее место занимает дезорганизация нормальной деятельности учреждений (ст. 321 УК РФ), затем идет побег из мест лишения свободы (cт.

313 УК РФ) и незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228 УК РФ). Три вида указанных преступлений в ИК составляет 40-60 % от всех преступлений спецконтингента.

Расследование преступлений, предусмотренных в диспозиции ст. 321 УК РФ, обычно представляет значительную сложность, поскольку виновные применяют множество способов маскировки и сокрытия преступлений, прибегают к различным средствам противодействия установлению истины, а так же в связи с особой обстановкой в которой происходит предварительное расследование.

Положение, которое сложилось в сфере борьбы с рассматриваемым видом преступных посягательств можно благополучно преодолеть только, объединив все силы и средства, созданные для его предупреждения и раскрытия.

Чрезвычайно важная роль здесь отводится криминалистике, а в частности ее разделу — криминалистической методике.

Лишь детальная разработка методики проведения расследования, а также профилактической работы, поможет увеличить эффективность борьбы с ростом числа совершения данного вида преступления.

Все сказанное побудило автора обратиться к исследованию вопросов методики расследования действий дезорганизующих деятельность учреждений обеспечивающих изоляцию от общества и определило выбор темы настоящего исследования.

В научной и учебной литературе названному виду преступления и по сей день уделяется мало внимания. Несмотря на то, что такое явление как дезорганизующая деятельность в исправительных учреждениях существует уже достаточно давно, научная разработка по методике ее расследования практически не велась.

Авторы, которые занимались данной проблемой, больше затрагивали вопросы, касающиеся криминологического и уголовно- правового аспекта, организации мер превентивного характера, либо затрагивали вопросы, касающиеся общей методики расследования преступлений, совершаемых в местах лишения свободы.

Однако на наш взгляд нельзя забывать о том, что, несмотря на всю предупредительную деятельность, ведущуюся в данном направлении, полностью искоренить это явление пока не удалось.

Следовательно, существует необходимость в разработке отдельной, частой методики по расследованию действий дезорганизующих деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Целью данного исследования является комплексная разработка научных вопросов методики расследования действий дезорганизующих деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Данная цель обусловила постановку следующих задач: а) изучить и проанализировать имеющийся теоретический материал по выбранной теме; б) собрать, проанализировать и оценить эмпирические данные о случаях обнаружения данного вида преступления; в) рассмотреть криминалистическую характеристику, раскрыть содержание всех ее элементов, осветить взаимосвязь и взаимозависимости между ними; г) проанализировать содержание, последовательность и тактику проведения первоначальных и последующих оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, сообразуясь со спецификой предмета доказывания по уголовным делам, возбужденным по данному факту; рассмотреть аспекты взаимодействия следователя с органом дознания; д) изучить проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий при доказывании по исследуемой категории дел, наиболее действенные его способы.

Дополнительно к вышеуказанным научным целям мы бы хотели бы добавить так называемые учебные цели, т.к. не стоит забывать, что данная работа выполняется, прежде всего, на базе ВУЗа и в рамках учебного процесса.

К ним мы отнесем: формирование знаний и навыков, необходимых для решения научных и практических задач; систематизация, закрепление и углубление теоретических знаний; развитие навыков самостоятельной научной работы.

fГлава 1. Криминалистическая характеристика дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

1.1 Обстановка совершения преступления

Ни для кого не секрет, что криминалистическая характеристика преступления, имеет определенный вес при разработке методик расследования отдельных видов преступления, с чем мы, безусловно, спешим согласиться.

Именно она является основой разработки частных криминалистических методик и помогает выбрать наиболее оптимальный перечень криминалистических средств, направленных на раскрытие и расследование преступлений. Однако, затронув данную тему, мы столкнулись с некоторыми проблемами.

В частности, проанализировав ряд исследований, посвященных данному вопросу, мы не нашли общего определения, вышеуказанного понятия, а также четкого перечня элементов, что наводит на мысль о дискуссионности, затронутого нами вопроса.

Большинство авторов, давая перечень элементов и определение, криминалистической характеристики не замыкают, разработанную систему, указывая на возможность внесения дополнений, в предложенные варианты, что дает возможность и дальше развивать данное направление.

Хотелось бы обратить внимание на некоторые сомнения, высказанные в криминалистической литературе, о необходимости существования и разработки вопросов, касающихся криминалистической характеристики.

В частности высказывалось мнению о том, что «криминалистическая характеристика преступлений из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, криминалистический «фантом».

Однако, большинство авторов считает, что данные сомнения «…не имеют под собой твердой почвы.

В большей степени они обусловлены переоценкой роли предмета доказывания в выявлении и изучении криминалистически значимых черт преступлений и недооценкой подобного качества указанной характеристики, а также и не вполне правильной оценкой характера ее теоретической и методической значимости». Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений как составная часть общей криминалистической теории. / Вестник московского ун-та. Сер 11, право. 2000. № 2. С. 3

Анализ, работ посвященной данной теме показал, что наиболее импонирующим для нас определением понятия и элементов криминалистической характеристики, является мнение А.

Шаталова, который под криминалистической характеристикой понимает: «систему научной информации о типичных, криминалистически значимых признаках вида (группы) преступлений, обуславливающих применение криминалистических методов приемов и средств, для быстрого и полного раскрытия, расследования преступлений». К числу элементов данной категории, по мнению последнего, следует относить: «Способ подготовки, совершения и раскрытия преступления; типичные следы преступления и места их вероятной локализации; личность преступника; обстановка совершения преступления (время, место, обстоятельства, способствующие совершению преступления и др.); предмет преступного посягательства».

Именно обстановка совершения преступления, на наш взгляд и определяет основную специфику методики расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

В криминалистике существует достаточно много определений данного элемента криминалистической характеристики, однако наиболее правильным на наш взгляд является мнение Г.А. Густова, который по данным понятием подразумевает «совокупность внешних условий, в которых происходило преступление».

Как мы видим, А. Шаталов не замыкает предлагаемую систему, давая нам возможность, ее немного дополнить. Поэтому обстановку совершения дезорганизации деятельности учреждений УИС мы рассмотрим со следующих сторон: место совершения преступления; установленный законом режим; законы, установленные субкультурой; обстоятельства, способствующие совершению преступления.

Данное понятие не является новым в криминалистике в связи, с чем в литературе существует большое количество его определений. Например, профессор Н.П. Яблоков определяет его следующим образом: «Местом происшествия признается участок местности или помещения, в пределах которого обнаружены следы и объекты, относящиеся к исследуемому событию».

Примерно с той же позиции, только более подробно, данное понятие рассматривает профессор С.А. Шейфер. «Место происшествия — это участок местности, техническое сооружение или помещение (жилое и нежилое), на котором обнаружены предметы и следы (труп, следы борьбы и самообороны, взлома хранилищ, транспортные средства, оружие и т.п.), указывающие на возможное совершение преступления».

Так как своей целью мы не ставим выведение нового определения места происшествия, то остановимся уже на предложенных.

Источник: https://knowledge.allbest.ru/law/2c0b65625a3bc79a4c53a89421306c37_0.html

Криминологические аспекты дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Проблемы дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Щербаков А.В.1, Архипова К.В.2

1 ORCID: 0000-0002-2079-1159, кандидат юридических наук, доцент; 2 ORCID: 0000-0002-8553-054, Псковский филиал Академии Федеральной службы исполнения наказаний

Криминологические аспекты дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы правового регулирования предупреждений преступлений в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и раскрываются конкретные меры уголовно-правового, уголовно-исполнительного воздействия в части, касающейся недопущения дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Материал статьи может быть использован в практической деятельности исправительных учреждений Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации.

Ключевые слова: дезорганизация, дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, безопасность личности, администрация исправительных учреждений, места лишения свободы, пенитенциарная преступность, пенитенциарный рецидив.

Sherbakov A.V.1, Arkhipova K.V.2

1ORCID: 0000-0002-2079-1159, PhD in Jurisprudence, associate professor; 2 ORCID: 0000-0002-8553-054, Pskov Branch of Academy of Federal Penitentiary Service

CRIMINOLOGICAL ASPECTS OF DISORGANIZATION OF ACTIVITY OF THE ESTABLISHMENTS PROVIDING ISOLATION FROM SOCIETY

Abstract

In article questions of legal regulation of preventions of crimes in institutions and bodies of criminal and executive system are considered and concrete measures of criminal and legal, criminal and executive influence in the part concerning prevention of disorganization of activity of the establishments providing isolation from society reveal. The author conducted research of problems, actions, disorganizing activity of the establishments providing isolation from society.

Keywords: disorganization, disorganization of normal activity of the establishments ensuring isolation from society safety of the personality, administration of correctional facilities, imprisonment places, penitentiary crime, penitentiary recurrence.

Наука криминология призвана изучать преступность, ее конкретные виды и индивидуальное преступное поведение лиц; причины и условия совершения преступлений, наличие иных взаимосвязей с различными явлениями и процессами; результативность превентивных мер и выработки методик по борьбе с преступностью.

Несмотря на усилия государства, правоохранительных органов по реорганизации, реформированию и демократизации уголовно-исполнительной системы, в местах лишения свободы сохраняется напряженная обстановка.

Так, в 2014 году по отношению к прошлому году рост преступлений, связанных с дезорганизацией учреждений уголовно-исполнительной системы, составил 55 % (он увеличился с 9 до 14 преступлений).

Следует отметить, что указанные преступления имели место в прошлом (табл. 1) [2]:

Таблица 1

Отсутствие надлежащих социальных гарантий для лиц с криминальным прошлым, возрастающие трудности их трудового и бытового устройства осложняют процесс рессоциализации освобождающихся из мест лишения свободы, способствуют процессу консолидации уголовного мира, возрождению его традиционных структур, иерархичности, росту преступного профессионализма и в итоге обусловливают повышенную антисоциальную агрессивность личности. При этом последнее явление имеет место не только после отбытия наказания, но и непосредственно в момент нахождения осужденного в исправительном учреждении.

В трудах современных авторов присутствует мысль о важности криминологического рассмотрения указанной проблемы. Так, А.П. Некрасов вводит в обращение понятие пенитенциарной преступности и пенитенциарного рецидива [1].

На наш взгляд, указанное понятие пенитенциарного рецидива вызывает наибольший интерес и абсолютно незаменимо при формулировке криминологической характеристики действий, дезорганизующих деятельность исправительных учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

По мнению А.П. Некрасова, пенитенциарный рецидив включает в себя совершение преступления лицом, которое отбывало наказание в исправительных учреждениях.

При этом совокупность преступлений, совершенных в исправительных учреждениях, составляет пенитенциарную преступность [1].

Полностью поддерживая мнение автора, мы бы хотели обратить внимание на существование отдельных составов преступлений, специфика которых подпадает под понятие пенитенциарной преступности, образуя особую подотрасль криминологии – пенитенциарная криминология (например, дезорганизация нормальной деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ), побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (313 УК РФ)).

Очевидно, что изучение причин и условий, способствующих их совершению, с использованием только статистических данных, не представляется возможным из-за недостатка, а возможно, из-за несовершенства действующих учетов .

Проводя криминологическое исследование действий, дезорганизующих нормальную деятельность исправительного учреждения, следует отметить, что должны создаваться особые критерии оценки, охватывающие всевозможные составляющие (социальный компонент, стремление общества к демократизации политики исполнения наказания, личностные характеристики лиц, отбывающих наказания, условия функционирования деятельности учреждений и т. п.).

С учетом изложенного необходимо подчеркнуть, что в ходе криминологического исследования должны быть решены следующие задачи:

– проанализировать исторический аспект возникновения учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества;

– рассмотреть правовую регламентацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества;

– дать оценку дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, как уголовно-правовому явлению;

–  изучить криминологические детерминанты дезорганизации деятельности пенитенциарных учреждений и на их основе выработать типологию личности преступника;

– определить виктимологическую составляющую механизма преступления;

– на основе криминологического изучения проблемы разработать методические рекомендации по осуществлению мер превенции.

Решение указанных задач возможно только при кардинальном изменении мнения об отдельных показателях результативности работы исправительных учреждений.

Например, на наш взгляд, не следует считать показателем, существенно ухудшающим оперативную обстановку в учреждении уголовно-исполнительной системы, увеличение коэффициента совершаемых действий по дезорганизации нормальной деятельности учреждения, так как последнее ведет к переводу последних преступлений в разряд латентных.

В своем диссертационном исследовании [3] мы отмечали высокую латентность рассматриваемого вида преступления, обусловленную пробелами в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве, недостаточным опытом в практике применения нового законодательства; низкоэффективной работой оперативных аппаратов ФСИН России, выполняющих в соответствии со ст. 40 УПК РФ функцию органа дознания, при рассмотрении сообщений о преступлении; низким уровнем авторитета сотрудников ИУ в глазах осужденных; недоверием осужденного к администрации учреждения; ориентацией большинства осужденных на соблюдение норм и правил субкультурной морали, в том числе вызванной угрозой применения расправы со стороны «авторитетов»; неуверенностью в наказании преступника судом и преобладанием у некоторых сотрудников личных меркантильных интересов над служебным долгом.

В то же время для создания объективной системы предупреждения указанного вида преступления необходимо обладать всей полнотой данных, объективно характеризующих складывающуюся обстановку [4].

Следует признать, что в ряде случаев при наличии в действиях виновных лиц состава преступления, администрация учреждения ограничивается мерами дисциплинарно-режимного характера (табл. 2) [2].

Таблица 2

Последнее явление оказывает негативное влияние на реформирование процесса исполнения наказания в целом, процесс создания условий, способствующих перевоспитанию спецконтингента.

Рассмотрим характерный пример. 4 мая 1999 г. в ИК-9 Управления исполнения наказаний по Калининградской области (строгий режим) около 20 часов осужденные Берестнев В.С., Тимофеев А.В., Бельченко Е.А., Ксенов А.В., нанесли побои осужденному Воронину Ю.А. (председатель СКО), осужденному Алейникову В.П.

(председатель СДП) из мести за исполнение ими общественных обязанностей. По данному факту возбуждено уголовное дело от 11 мая 1999 г. № 29003 по ч. 2 ст. 321 УК РФ.

В результате лица, совершившие противоправные деяния, были осуждены на сроки от 10 до 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Сокрытие указанного события привело бы только к дальнейшей криминализации спецконтингента, формированию стойкой антисоциальной позиции.

Сложившаяся практика предупреждения преступности апеллирует набором общепрофилактических мер без учета специфики протекания и совершения дезорганизации нормальной деятельности исправительных учреждений: постановка на учет; изучение личности осужденного; изоляция осужденных от отрицательных связей; вовлечение в общественно полезный труд; воздействие через родственников и т. п. [2].

В этом случае создание криминологической методики предупреждения дезорганизации нормальной деятельности учреждения, обеспечивающей изоляцию от общества, становится объективной необходимостью.

Литература

  1. Некрасов А. П. Профилактика пенитенциарной преступности: дисс….канд. наук.. СПб., 2000. С.10.
  2. Характеристика лиц, содержащихся в исправительных колониях для взрослых [Электронный ресурс] URL: http://www.фсин.рф/statistics (дата обращения: 17.12.2015).
  3. Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества: автореф. дис.… канд. юрид. наук. М., 2007. С. 96.
  4. Щербаков А.В. Повышение эффективности правового обеспечения безопасности уголовно-исполнительной системы  // Закон и право. – 2015.-  № 6. С. 104–107.

References

  1. Nekrasov A. P. Profilaktika penitenciarnoj prestupnosti: diss….kand. nauk.. SPb., 2000. S.10.
  2. Harakteristika lic, soderzhashhihsja v ispravitel’nyh kolonijah dlja vzroslyh [Jelektronnyj resurs] URL:http://www.fsin.rf/statistics (data obrashhenija: 17.12.2015).
  3. Shherbakov A. V. Ugolovno-pravovye i kriminologicheskie aspekty dezorganizacii dejatel’nosti uchrezhdenij, obespechivajushhih izoljaciju ot obshhestva: avtoref. dis.… kand. jurid. nauk. M., 2007. S. 96.
  4. Shherbakov A. V. Povyshenie jeffektivnosti pravovogo obespechenija bezopasnosti ugolovno-ispolnitel’noj sistemy // Zakon i pravo. – 2015.- № 6. S. 104–107.

Источник: https://research-journal.org/law/kriminologicheskie-aspekty-dezorganizacii-deyatelnosti-uchrezhdenij-obespechivayushhix-izolyaciyu-ot-obshhestva/

Isfic
Добавить комментарий