Ювенальное уголовное судопроизводство

Преимущество и эффективность ювенальной юстиции в уголовном судопроизводстве

Ювенальное уголовное судопроизводство
Фомкин Николай НиколаевичФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»

кафедра уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Юридический факультет

Fomkin Nikolay Nikolaevich
Mordovia State University named after N.P. Ogarev

Библиографическая ссылка на статью:
Фомкин Н.Н. Преимущество и эффективность ювенальной юстиции в уголовном судопроизводстве // Политика, государство и право. 2012. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2012/03/204 (дата обращения: 08.02.2019).

В настоящее время в нашем государстве очень остро стоит проблема роста преступности несовершеннолетних лиц.

В целях борьбы с преступностью среди молодежи в России необходимо внедрить в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство элементы ювенальной уголовной юстиции (социальная диагностика личности несовершеннолетнего подсудимого (обвиняемого); применение альтернативных методов разрешения споров с участием подростков (примирительные процедуры, в том числе при содействии специальных служб); специализация судей по делам несовершеннолетних и др.) [1].

Защита прав и интересов несовершеннолетних имеет международное практическое значение.

В современной юридической литературе к данной проблемной тематике по внедрению ювенальных технологий по уголовным делам стали обращаться только в последние десятилетия, поэтому на сегодняшний день существует множество пробелов в законодательстве, неоднозначно складывается и правоприменительная практика.

На сегодняшний день в Российской Федерации наказание не всегда достигает цели, закрепленные в Уголовном кодексе РФ. Согласно ст. 43 УК РФ наказание – это мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного лица и предупреждения совершения им повторных преступных деяний.

Весьма актуальным представляется сокращение сферы деятельности карательной уголовной юстиции именно в отношении несовершеннолетних и введение новых методов для их исправления и предупреждения дальнейшей преступной деятельности.

При расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел, по которым в качестве обвиняемого (подсудимого) выступает несовершеннолетние лицо, судебные и иные правоохранительные органы при осуществлении своей деятельности должны стремиться к реализации не карательных, а восстановительных мер, с обеспечением того, чтобы эти меры были всегда соизмеримы как с особенностями личности несовершеннолетнего преступника, так и с обстоятельствами и характером совершенного преступления. Это обусловлено необходимостью обеспечения морального благополучия несовершеннолетнего, избежание причинения вреда его неокрепшей психике.
Представляется, что внедрение ювенальных технологий по уголовным делам в отношении несовершеннолетних лиц должно в определенной мере заменить существующее на сегодняшний день карательное правосудие, которое является достаточно затратным, не эффективным, не способным достичь основные цели наказания. После отбытия наказания в виде лишения свободы несовершеннолетний в большинстве своих случаях повторно совершает преступное деяние, вследствие чего наказание по минимуму достигает закрепленные в статье 43 Уголовного кодекса РФ цели.
При отправлении ювенального правосудия судья должен обладать познаниями в области детской (подростковой) психологии и педагогике; привлекать к участию в рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц социальных работников, психологов, педагогов, детских врачей, с целью выявления причины, которая подтолкнула подростка на совершение преступления, а в связи с этим применить к этому лицу необходимые социально-реабилитационные и восстановительно-воспитательные методики. В этом случае у судьи появляется возможность учесть в своем решении посткриминальное поведение подсудимого, предпринятые им шаги по нейтрализации негативных последствий совершенного им противоправного деяния.
При рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних судами необходимо использовать и внедрять ювенальные технологии, которые будут направлены на применение к подростку социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных программ,  профилактику рецидива преступности. Внедрение ювенальной (восстановительной) юстиции возможно путем: создания специализированных судебных составов по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц с привлечением социального работника (социальные работники должны готовить доклад суду о личности несовершеннолетнего, которые должны будут учитываться судом при принятии решения по делу); подготовки и рассмотрения материалов о помещении подростков (совершивших преступное деяние) в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органов управления образованием и в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей; сокращения «карательного правосудия», проведения примирительных процедур восстановительного правосудия, назначения принудительных мер воспитательного воздействия и наказаний в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, которые отбываются в обществе; оказания помощи семье несовершеннолетнего в его исправлении, преодолении последствий противоправного поведения подростка; проведения в соответствии с внедрением «восстановительного правосудия» в отношении подростков социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных методик; создания социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних на базе органов местного самоуправления, с целью оказание помощи в адаптации несовершеннолетнему лицу в произошедшей криминальной ситуации.
При рассмотрении уголовных дел к несовершеннолетнему лицу необходимо применять принудительные меры воспитательного характера путем взаимного сочетания средств и методов социально-реабилитационных и восстановительно-воспитательных программ.
Борьба с преступностью подростков и её предупреждение – это, в первую очередь, «важнейшая общегосударственная задача, для реализации которой требуются усилия всех субъектов профилактики, действующих в Российской Федерации»[2]. Необходимо согласится с мнением Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлом Астаховым: «Распространено ошибочное мнение непосвященных лиц, что ювенальная юстиция разрушает семьи, но на самом деле она их укрепляет» [3].
Мы считаем, что применение к несовершеннолетнему такой меры наказания, как лишение свободы, крайне отрицательно сказывается на формировании личности несовершеннолетнего правонарушителя и порождает рост рецидивной преступности. Суд при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц должен быть не карающим, а исправляющим и воспитывающим органом и применять к подросткам социально-реабилитационные и восстановительно-воспитательные методики. Наказание должно достигать свои цели и исправлять несовершеннолетних правонарушителей.
При таком подходе внедрение ювенальных технологий, в том числе и применение восстановительного правосудия при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних лиц в целях защиты их прав, свобод и охраняемых законом интересов, не только обеспечит достижение цели наказания несовершеннолетнего лица, но и значительное снижение детской и подростковой преступности.

Библиографический список

  1. Попаденко Е.В. Альтернативные способы разрешения уголовно-правовых конфликтов: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. – Краснодар, 2008. – С. 5; Марковичева Е.В. Социальная насыщенность уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних. – Орел, 2008. – С. 15; Емельянов Д.В. Теория и практика участия подсудимого в судебном разбирательстве уголовного дела: Автореф. дисс… канд.юрид.наук. – М., 2009. – С.20.
  2. Лелеков В.А. Реализация государственных программ по предупреждению безнадзорности, беспризорности и правонарушений несовершеннолетних / В.А. Лелеков, Е.В. Кошелева // Российская юстиция. – 2011. – №2. – С. 36 – 37.
  3. Материалы сайты Ростовского областного суда. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rostoblsud.ru/to_4453503.

автора «Фомкин Николай Николаевич»

Источник: http://politika.snauka.ru/2012/03/204

Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса

Ювенальное уголовное судопроизводство

Замалутдинова, Т. Л. Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса / Т. Л. Замалутдинова. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2015. — № 4 (84). — С. 464-466. — URL: https://moluch.ru/archive/84/15600/ (дата обращения: 17.04.2020).



Данная обзорная статья дает обновленную информацию о научных исследованиях и разработках спинномозговой жидкости (ликвора) биомаркера для болезни Альцгеймера (БА) с акцентом на диагностических приложениях.

Ключевые слова: болезнь Альцгеймера, биомаркеры, кровь, цереброспинальная жидкость, диагноз.

This review article provides an update on the scientific research and development of a cerebrospinal fluid (liquor) biomarker for Alzheimer's disease (AD) with a focus on diagnostic applications.

Keywords: Alzheimer's disease, biomarkers, blood, cerebrospinal fluid, diagnosis

Около 35,6 миллионов человек во всем мире страдают деменцией, из которых 60 % связано с болезнью Альцгеймера (БА), цифры, которые, удваиваются каждые 20 лет. До 65,7 миллионов в 2030 году и 115,4 млн в 2050 г. [1,2].

Хотя БА является одним из наиболее быстро растущих причин основного бремени болезней, в настоящее время не существует эффективных методов его диагностики и лечения.

Патологические изменения в головном мозге при БА, как известно, начинаются по крайней мере, за два десятилетия до предполагаемого появления клинических симптомов [3, 4].

В настоящее время при разработке эффективной терапии включают отсутствие специальных биомаркеров для ранней идентификации заболевания до начала появления клинически очевидных когнитивных нарушений. Массивная гибель нейронов, характерные для поздних стадий нейродегенеративных заболеваний, делает лечение в конце течения болезни чрезвычайно трудным [5].

Одним из наиболее надежных биомаркеров БА на сегодняшний день является комбинированное снижение бета-амилоида 42 (Ab42) и увеличение фосфорилированного тау в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) [6].

Важно отметить, что большое количество клинических исследований очень наглядно показывают, как эти биомаркеры способствуют диагностически релевантной информации, также и на ранних стадиях заболевания. Последние технические разработки позволили измерить эти биомаркеры с помощью полностью автоматизированных анализов с высокой точностью и стабильностью.

Усилия по стандартизации дали сертифицированные справочные материалы для ЦСЖ Aβ42, с целью согласования результатов между форматами анализа.

Эти обнадеживающие события привели к тому, что основные биомаркеры болезни Альцгеймера ЦСЖ, занимают центральное место в новых диагностических критериях заболевания, принятых в Национальном институте по проблемам старения и в Ассоциации биологического определения болезни Альцгеймера.

В совокупности этот прогресс, вероятно, послужит основой для более широкого внедрения этих диагностических тестов в клиническую повседневную практику.

Тем не менее, неоднородность патологии при БА требуют расширения количества ЦСЖ биомаркеров с использованием дополнительных биомаркеров, которые отражают дополнительные аспекты патофизиологии БА.

Одним из перспективных кандидатов является синаптический белок нейрогранин, который является специфическим для БА и может предсказывать будущие темпы когнитивных ухудшения.

Кроме того, недавние исследования дают надежду на получение легкодоступных и экономически эффективных инструментов скрининга при ранней диагностической оценке пациентов с когнитивными проблемами (и подозреваемой БА) в первичной медико-санитарной помощи.

В связи с этим, технические разработки с ультрачувствительными иммуноанализами и новыми методами масс-спектрометрии дают обещанные биомаркеры для мониторинга амилоидоза мозга (Aβ42/40, или соотношения APP669–711/Aβ42) и нейродегенерации (тау и нейрофиламенты) в образцах плазмы, и будущие исследования являются оправданными для подтверждения дальнейших многообещающих результатов. Данная обзорная статья дает обновленную информацию о научных исследованиях и разработках спинномозговой жидкости (ликвора) биомаркера для болезни Альцгеймера (БА) с акцентом на диагностических приложениях. Основные биомаркеры БА ЦСЖ прошли путь от первых исследований, основанных на анализе классов исследований, до их текущего состояния с анализами на полностью автоматизированных инструментах и с обширной клинической проверкой диагностической производительности. Последние события также дали новых кандидатов в биомаркеры для синаптической дегенерации, который является еще один ключевым аспектом патофизиологии БА. Наконец, технические разработки новых ультрачувствительных методов иммуноанализа и масс-спектрометрии показали перспективы для биомаркеров крови с потенциальными приложениями в качестве скрининговых инструментов для нейродегенерации и амилоидоза мозга.

Литература:

  1. Prince M, Bryce R, Albanese E, Wimo A, Ribeiro W, Ferri CP (2013) The global prevalence of dementia: A systematic review and metaanalysis. Alzheimers Dement 9, 63–75.e62.
  2. Ferri CP, Prince M, Brayne C, Brodaty H, Fratiglioni L, Ganguli M, Hall K, Hasegawa K, Hendrie H, Huang Y, Jorm A, Mathers C, Menezes PR, Rimmer E, Scazufca M (2005).Global prevalence of dementia: A Delphi consensus study. Lancet 366, 2112–2117.
  3. Bateman RJ, Xiong C, Benzinger TL, Fagan AM, Goate A, Fox NC, Marcus DS, Cairns NJ, Xie X, Blazey TM, Holtzman DM, Santacruz A, Buckles V, Oliver A, Moulder K, Aisen PS, Ghetti B, Klunk WE, McDade E, Martins RN, Masters CL, Mayeux R, Ringman JM, Rossor MN, Schofield PR, Sperling RA, Salloway S, Morris JC (2012) Clinical and biomarker changes in dominantly inherited Alzheimer’s disease. N Engl J Med 367, 795–804.
  4. Jack CR Jr, Knopman DS, Jagust WJ, Shaw LM, Aisen PS, Weiner MW, Petersen RC, Trojanowski JQ (2010) Hypo-thetical model of dynamic biomarkers of the Alzheimer’s pathological cascade. Lancet Neurol 9, 119–128.
  5. Sheinerman KS, Umansky SR (2013) Circulating cell-free microRNA as biomarkers for screening, diagnosis and mon-itoring of neurodegenerative diseases and other neurologic pathologies. Front Cell Neurosci 7, 150.
  6. Bekris LM, Lutz F, Montine TJ, Yu CE, Tsuang D, Peskind ER, Leverenz JB (2013) MicroRNA in Alzheimer’s disease:An exploratory study in brain, cerebrospinal fluid and plasma. Biomarkers 18, 455–466.
  7. Seubert P, Vigo-Pelfrey C, Esch F, Lee M, Dovey H, Davis D, et al. Isolation and quantification of soluble Alzheimer's beta-peptide from biological fluids. Nature. 1992;359(6393):325–7.

Основные термины(генерируются автоматически): ювенальная юстиция, отношение, мой взгляд, область знаний, общая юрисдикция, институт, правовое явление, предупреждение преступности, уголовное судопроизводство, дело.

Особенности судопроизводства по уголовнымделам в отношениинесовершеннолетних определяются возрастной спецификой данного субъекта, его

Мельникова Э. Б. Ювенальнаяюстиция: проблемы уголовного права, уголовногопроцесса и криминологии: учеб. пособие.

Совершенствование правовых мер профилактикиювенальнойпреступности, как нам

Первостепенное значение здесь приобретает, на наш взгляд, совершенствование уголовного законодательства.

Предупреждениеювенальнойпреступности в современном государстве.

Международно-правовые стандарты в уголовнойюстиции Российской Федерации

Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ.

Поддержание государственного обвинения по уголовнымделам в отношениинесовершеннолетних.

Правовая база польской ювенальнойюстиции включает международные правовые акты, а также внутренние законы, отвечающие требованиям международных стандартов осуществления уголовногосудопроизводства в отношениинесовершеннолетних.

Таким образом, гуманистические традиции в отношенииювенальнойюстиции снова

Ювенальные суды должны были рассматривать уголовные и административные дела, в

. Ювенальнаяюстиция как способ международно-правовой охраны и защиты…

Классическим образцом правовогоинститутаювенальнойюстиции является институтювенальнойюстиции Франции.

В России дела с участием несовершеннолетних рассматриваются в судах общейюрисдикции. Во Франции передача дела

Ключевые слова: судебная защита, правосудие, несовершеннолетний, ювенальнаяюстиция.

Суды по деламнесовершеннолетних созданы — это суды комплексного характера, к юрисдикции которых отнесены не только уголовные, но гражданские дела, а…

Сами дела в отношениинесовершеннолетних преступников формировались в форме картотеки, которые раскладывались

Предупреждениепреступностинесовершеннолетних и перспектива развития ювенальнойюстиции в Республике Саха (Якутия).

Преступность — это явление не просто правовое, а социально-правовоеявление, потому что и лица которые

Например, институт инспекторов по деламнесовершеннолетних, которые осуществляют надзор

Криминологическое прогнозирование предупрежденияпреступности.

Источник: https://moluch.ru/archive/84/15600/

Уголовное ювенальное право

Ювенальное уголовное судопроизводство

УГОЛОВНОЕ  ЮВЕНАЛЬНОЕ  ПРАВО

Вожжов  Алексей  Александрович

магистрант  факультета  электронного  образования  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

Email:  Diva_2727@mail.ru

Цечоев  Валерий  Кулиевич

научный  руководитель,  д-р  юрид.  наук,  профессор  кафедры  «УПД»  ИСОиП  (филиал)  ДГТУ  в  г.  Шахты,  РФ,  г.  Шахты

В  настоящее  время  в  российской  правовой  среде  активно  обсуждается  вопрос  о  перспективе  введения  в  Российской  Федерации  института  ювенальной  юстиции  как  обязательного  элемента  судебной  системы.

К  ювенальной  юстиции  относятся  по-разному.  Одни  считают  ее  совершенно  необходимым  элементом  судебной  системы,  другие  видят  в  ней  угрозу,  способную  пагубно  изменить  жизнь  российской  семьи.

Ювенальная  юстиция  —  это  правосудие  по  рассмотрению  дел  с  участием  несовершеннолетних.  Понятие  ювенальной  юстиции  включает  в  себя  особый  порядок  судопроизводства,  отдельную  систему  судов  для  подростков  (ювенальных  судов),  а  также  совокупность  идей,  концепций  социальной  защиты  и  реабилитации  несовершеннолетних  правонарушителей.

Развитие  ювенальной  юстиции  в  Российской  Федерации  часто  обсуждается  на  научном  и  правоприменительном  уровне.

  В  числе  причин  этого  —  ориентация  государства  на  защиту  семьи  и  подрастающего  поколения,  которая  в  свою  очередь  связана  с  объективно  существующей  необходимостью  преобразования  общества  на  ценностно-деятельном  уровне,  предотвращения  закрепления  и  передачи  криминогенных  способов  социализации,  искоренения  правового  нигилизма  и  противодействия  росту  преступности.  Эффективное  осуществление  данных  реформ  невозможно  без  пересмотра  правовых  положений,  регламентирующих  правовой  статус  несовершеннолетнего  в  уголовном  праве  и  процессе.  Возникающие  в  данной  сфере  трудности  в  немалой  степени  объясняются  недостаточно  четкими  представлениями  о  роли  и  месте  уголовного  ювенального  права  в  системе  права  в  целом.

Прежде  всего,  необходимо  определить,  что  представляет  собой  уголовное  ювенальное  право,  и  отграничить  его  от  уголовной  ювенальной  юстиции  (два  этих  термина  иногда  используются  синонимично).

Исходя  из  научного  определения  уголовного  права,  уголовное  ювенальное  право  —  это  совокупность  юридических  норм,  установленных  высшими  органами  государственной  власти,  определяющих  преступность  и  наказуемость  деяний,  совершенных  несовершеннолетними,  а  также  условия  освобождения  их  от  уголовной  ответственности  и  наказания  [2].

Нормы  уголовного  ювенального  права  содержатся  в  Общей  части  УК  РФ  (ст.  20,  58,  59,  61,  а  также  раздел  V  «Уголовная  ответственность  несовершеннолетних»)  [6].

  Их  реализации  в  процессе  уголовного  судопроизводства  посвящены  соответствующие  нормы  УПК  РФ  (ст.

  96,  105,  108,  191,  а  также  глава  50  «Производство  по  уголовным  делам  в  отношении  несовершеннолетних»)  [5],  что  позволяет  говорить  о  существовании  уголовно-ювенального  процессуального  права  как  совокупности  юридических  норм,  установленных  высшими  органами  государственной  власти,  определяющих  основания  и  специфику  возбуждения,  расследования  и  разрешения  уголовных  дел  в  отношении  несовершеннолетних,  а  также  назначения  и  исполнения  наказания  для  данной  категории  лиц.

Ряд  ученых  относит  к  предмету  ведения  уголовного  ювенального  права  также  и  те  правоотношения,  которые  связаны  с  преступлениями  против  несовершеннолетних,  и  данное  различие  представляется  существенным  [1],  [3].

  В  том  случае,  если  к  вопросам  ведения  УЮП  относятся  только  преступления,  совершенные  подростками,  то  данная  правовая  сфера  выделяется  из  уголовного  права  только  по  возрасту  субъекта  преступления  и  в  целом  остается  в  рамках  данной  отрасли  (в  теории  и  правоприменительной  практике  такая  точка  зрения  преобладает).

  И,  напротив,  если  в  сферу  нормативного  регулирования  уголовного  ювенального  права  включаются  также  и  преступления,  направленные  против  несовершеннолетних,  то  речь  идет  уже  не  столько  о  наказании,  сколько  о  защите  детей  и  подростков  от  включения  в  криминальную  деятельность  как  в  качестве  жертвы,  так  и  в  качестве  правонарушителя.  В  последнем  случае  УЮП  становится  подотраслью  ювенального  права,  вопрос  о  выделении  которого  уже  многие  годы  является  дискуссионным.

Представляется,  что  уголовное  ювенальное  право  является  комплексной  подотраслью,  включающей  в  себя  нормы,  регулирующие  несколько  видов  правоотношений.

  В  первую  очередь  это  правоотношения,  связанные  с  определением  преступности  и  наказуемости  деяния,  спецификой  уголовной  ответственности  и  исполнения  наказания  (уголовно-правовые  отношения),  а  также  правоотношения,  связанные  с  защитой  интересов  несовершеннолетних  и  обеспечением  их  нормального  развития  (ювенально-правовые  отношения).

Уголовное  ювенальное  право  тесно  связано  с  другими  отраслями  права,  такими,  как  конституционное  право  (в  сфере  защиты  прав  и  законных  интересов  несовершеннолетних  в  процессе  уголовного  судопроизводства),  гражданское  право  (в  части  возмещения  материального  ущерба,  нанесенного  преступлением  несовершеннолетнего),  семейное  право  (в  части  противостояния  криминализации  подростка  в  семье  и  обеспечения  его  права  на  здоровое  воспитание).  В  этой  подотрасли  права  большее,  чем  в  какой-либо  другой,  значение  имеют  научные  знания  из  сфер  социологии,  возрастной  психологии,  педагогики,  медицины.  Во  взаимодействии  с  юриспруденцией  и  другими  отраслями  науки  уголовное  ювенальное  право  находит  предпосылки  для  развития.

Вместе  с  тем,  как  на  теоретическом,  так  и  на  правоприменительном  уровне  данной  подотрасли  уделяется  недостаточно  пристальное  внимание.

Так,  следует  отметить,  что  существование  норм  уголовного  ювенального  права  не  презюмирует  наличия  органов  уголовной  ювенальной  юстиции.

  К  ним  относятся,  как  правило,  особые  органы  охраны  правопорядка,  следствия  и  суда,  которым  переданы  полномочия  по  осуществлению  уголовного  судопроизводства  в  отношении  несовершеннолетних.

  Эти  полномочия  могут  быть  абсолютными  (когда  рассмотрению  в  ювенальных  органах  подлежат  все  без  исключения  дела,  где  правонарушителем  является  подросток)  или  ограниченными  (когда  отдельные  категории  дел,  как  правило  наиболее  тяжкие,  могут  рассматриваться  в  общих  судах).

  Таким  образом,  хотя  в  отечественном  законодательстве  присутствуют  нормы  уголовного  ювенального  права,  но  органы  ювенальной  уголовной  юстиции  действуют  пока  лишь  в  рамках  экспериментов  (специальные  судебные  составы  для  рассмотрения  дел  с  участием  несовершеннолетних  были  созданы  в  Омске,  Санкт-Петербурге,  Ростове)  [4].

Выдвигаются  также  предложения  о  введении  органов  социального  контроля  за  несовершеннолетними  преступниками.

  Основная  нагрузка  по  рассмотрению  дел  с  участием  несовершеннолетних  в  настоящее  время  ложится  на  суды  общей  юрисдикции,  которые  в  силу  чрезвычайной  занятости  рассмотрением  иных  категорий  дел  не  могут  уделять  достаточного  внимания  именно  ювенальному  судопроизводству.

Как  видно  из  вышеизложенного,  уголовное  ювенальное  право  занимает  важное  место  в  структуре  правовой  системы  Российской  Федерации,  однако  отсутствие  специализированных  органов  ювенального  правосудия  в  известной  мере  снижает  эффективность  правового  регулирования  в  данной  сфере.  Представляется,  что  если  такие  органы  будут  созданы  в  ближайшем  будущем,  то  они  станут  надежной  опорой  для  развития  социального  и  правового  государства.

Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  ювенальная  юстиция  —  это  одна  из  гарантий  правопорядка,  которая  представляет  собой  основанную  на  специфических  принципах  особую  систему,  состоящую  из  совокупности  государственных  органов,  общественных  организаций,  деятельность  которых  осуществляется  совместно  с  соответствующими  медико-психологическими,  социальными  службами  помощи  детям  и  подросткам  и  направлена  на  защиту  их  прав,  свобод  и  законных  интересов.

Немаловажная  роль  в  осуществлении  государственной  ювенальной  политики  принадлежит,  по  нашему  мнению,  ювенальному  праву,  так  как  обеспечение  государственной  политики  в  области  охраны  прав  несовершеннолетних  немыслимо  без  создания  надежной  правовой  базы,  а  полноценное  развитие  законодательства  в  области  защиты  прав  детей  невозможно  без  комплексного  социального  подхода  государства  к  проблемам  несовершеннолетних.

Список  литературы:

  1. Васкэ  Е.В.  Эволюция  преступности  несовершеннолетних  в  России:  Психолого-правовой  анализ.  М.:  Генезис,  2009.  —  428  с.
  2. Журавлев  М.П.,  Рарога  А.И.  Уголовное  право  России.  Части  Общая  и  Особенная:  Учебник.  6  изд.,  перераб.  и  доп.  М.:  ТК  «Велби»;  Изд-во  «Проспект»,  2008.  —  704  с.
  3. Ростовская  Т.К.,  Ростовская  И.В.  Государственная  защита  прав  и  интересов  несовершеннолетних.  Внесудебная  защита  прав  и  интересов  несовершеннолетних  //  Вопросы  ювенальной  юстиции.  2011.  №  4(36). 
  4. Ткачев  В.Н.  Специализация  судей  по  делам  несовершеннолетних  как  модель  будущего  ювенального  суда  в  России  (опыт  Ростовской  области)  //  Российская  юстиция.  —  №  9.  —  2007.  —  С.  2—6.

Источник: https://sibac.info/studconf/hum/xxiv/39160

Isfic
Добавить комментарий