Западная традиция права

Европейское право: общие истоки и особенности развития. Западная правовая традиция

Западная традиция права

Все западные правовые системы имеют общие исторические корни, из которых они выводят не только общую терминологию и общие методы, но также и общие понятия, общие принципы и общие ценности.

История создания и развития континентальной правовой семьи довольно значительна. Она сложилась на основе изучения римского права в итальянских, французских и германских уни-верситетах, создавших в XII-XVI вв. на базе Свода законов Юстиниана общую для многих европейских стран юридическую науку. роль принадлежала Болонскому университету в Италии.

Преподавание римского права в университетах прошло ряд этапов. Первоначально так назы-ваемая школа глоссаторов стремилась установить первоначальный смысл римских законов. В XIV в. постглоссаторами римское право было «очищено» и подвергнуто переработке.

Со вре-менем забота об уважении законов Древнего Рима уступила в университетах место стремле-нию выработать принципы права, отражающие рационалистические начала не прошлой, а нас-тоящей жизни. Новая школа, именуемая доктриной естественного права, побеждает в универ-ситетской науке в XVII-XVIIIвв.

Выдвижение на первый план разума как силы, творящей пра-во, подчеркивало важную роль закона и открывало путь кодификации.

Школа естественного права требовала, чтобы наряду с частным правом, основанным на римском праве, Европа выработала недостающие ей нормы публичного права, выражающие естественные права и гарантирующие свободу личности.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в эпоху феодализма правовые системы европейских стран – их правовая доктрина, юридическая техника – приобрели определенное сходство. Унифицирующее влияние оказало и каноническое право.

Кодификация завершает формирование континентальной правовой семьи как целостного явления. Во Франции в 1804 г., в Германии в 1896 г., в Швейцарии в 1881-1907 гг. были приняты гражданские кодексы. В течении XIX в.

были приняты и другие кодексы в большин-стве стран европейского континента.

Самой значительной была роль французской кодифи-кации, особенно кодекса Наполеона, оказавшей заметное влияние на процесс утверждения принципов права во многих государствах Европы и за ее пределами.

В тоже время в каждой национальной правовой системе просматриваются индивидуальные черты, национальные особенности.

Западная традиция является продуктом взаимодействия революции и эволюции. Первая пра-вовая система Нового времени – каноническое право церкви и светские правовые системы, возникшие вслед за ним – феодального права, торгового, городского и разных систем королев-ского или княжеского права формируются под влиянием Григорианской реформы в XI-XII вв.

, суть которой заключалась в борьбе за передачу единовластия над церковью епископу Ри-ма, выделением духовенства из-под контроля императора, королей и феодалов и резкое огра-ничение церкви как политического и правового организма от светской политики. Появились профессиональные юристы и юридические трактаты.

Первое систематическое законодатель-ство появилось в церкви, затем законы стали издавать и короли.

Основные характеристики западной традиции права:

1. относительное различие проводится между правовыми институтами и учреждениями и другими типами учреждений. Хотя право находится под сильным влиянием религии, политики, морали и обычая, оно все же от них отличается;

2. управление правовыми учреждениями доверено специальному корпусу людей которые занимаются правовыми действиями на профессиональной основе в качестве более или менее основной работы;

3. профессионалы специально обучаются в отдельном разделе высшего образования, опреде-ляемом как юридическое образование;

4. юридические знания находятся в диалектическом отношении к правовым учреждениям, так как, с одной стороны, юридическая литература описывает эти учреждения, а с другой – сами эти учреждения создаются и систематизируются в соответствии с тем, что о них говорится в этой литературе;

В западной традиции закон воспринимается как связанное целое, единая система, которая развивается во времени. Организм права продолжает жить только потому, что в нем есть меха-низм органичных изменений. Рост права имеет внутреннюю логику.

Процесс изменения от-ражает некую внутреннюю необходимость истории. Историчность права связана с его превос-ходством над политическим властями.

Необходимым и возможным превосходство закона делает сосуществование и соревнование внутри одного общества различных юрисдикций и различных правовых систем.



Источник: https://infopedia.su/17x6fb3.html

Читать

Западная традиция права
sh: 1: —format=html: not found

А. А. Вишневский

Каноническое право. Древняя Церковь и Западная традиция

Светлой памяти моего учителя профессора Олега Андреевича Жидкова и с благодарностью к моей канонической alma mater – факультету теологии Университета Мальты

Сокращения

Ряд источников, часто используемых в настоящих лекциях, целесообразно подавать в сокращенном виде, в связи с чем приняты следующие сокращения:

Кодекс Кодекс канонического права Римско-Католической Церкви 1983 г. (в тех случаях, когда речь идет о Кодексе канонического права Римско-Католической Церкви 1917 г., текст содержит специальную о том оговорку).

Commentary… The Code of Canon Law. A Text and Commentary. Comissioned by the Canon Law Society of America. Ed. by J.A.Coriden, T.J.Green, D.E.Heintschel. N.Y.: Paulist Press, 1985.

New Commentary… New Commentary on the Code of Canon Law. Comissioned by the Canon Law Society of America. Ed. by J.P.Beal, J.A.Coriden, T.J.Green. N.Y.: Paulist Press, 2000.

Вводные замечания

Прежде всего я хочу сказать теплые слова тем, благодаря кому эта книга появилась. В ее основе лежат лекции, которые мне посчастливилось читать в ряде учебных заведений, главным образом в Институте философии теологии и истории им. Святого Фомы.

Именно в ходе живого общения и рождалось то понимание ряда ключевых тем канонического права, которое составило содержание настоящей книги, и в этом смысле я не без основания рассматриваю своих слушателей как соавторов и благодарю их за это. Особую благодарность я выражаю А. Н.

 Ковалю за ценные замечания, сделанные в процессе работы над книгой.

Я посчитал целесообразным предварить предлагаемую книгу краткими вводными замечаниями, касающимися, в первую очередь, понятия канонического права и подбора тем, вошедших в данную работу.

Наиболее простым образом каноническое право (jus canonicum) можно определить как право, созданное Церковью. Естественно, что это понятие очень емкое, поскольку церковное правотворчество насчитывает многовековую историю, в ходе которой оно развивалось порой очень интенсивно.

В отношении приведенного определения канонического права целесообразно сделать ряд замечаний. Прежде всего, не следует отождествлять право, созданное Церковью, с правом о Церкви (т. е.

с правом, регулирующим устройство Церкви, ее дисциплину, наконец ее статус с точки зрения права, созданного государством, и т. п.). Право о Церкви более корректно называть церковным правом (jus ecclesiasticum).

Что же касается канонического права, то, будучи созданным Церковью, оно, тем не менее, регулировало вопросы не только собственно церковного устройства, но и те, что относятся к сферам, которые обычно воспринимаются как выходящие за пределы Церкви.

Например, в средние века каноническое право регулировало в том числе и вопросы договорного права, а также те вопросы, которые современное правосознание с большей готовностью отнесло бы к сфере уголовного права.

Сразу оговоримся, что соотношение терминов «каноническое право» и «церковное право» не есть что-то раз и навсегда закрепленное: напротив, в ходе истории эти термины понимались по-разному, смешивались, отождествлялись. Например, К. Ван де Вьель указывает, что до XVI в.

термины jus canonicum и jus ecclesiasticum использовались как синонимы, с XVII в. протестантские авторы ввели иное понимание термина «церковное право» – как совокупности правовых норм, созданных государством и регулирующих статус Церкви. В XIX–XX вв.

в ряде случаев под каноническим правом понималось право, содержащееся в средневековом Corpus juris canonici («Свод канонического права»), а под церковным – то право, которое было создано Церковью впоследствии; иное понимание сводилось к тому, что каноническое право – это собственно право, созданное Церковью, в то время как церковное право включало в себя как каноническое право, так и светское право о Церкви и конкордаты. Впоследствии в Кодексах канонического права Римско-Католической Церкви эти понятия снова используются как синонимы{Van de Viel C. History of Canon Law. Louvain: Peeters Press, 1991. P. 13–14. В отечественной канонистике о соотношении данных понятия см.: Суворов Н. С. Учебник церковного права. М.: «Зерцало», 2004. С. 5–6.}.

Проблему соотношения терминов можно усложнить еще более, рассмотрев содержание понятий «сакральное право», «понтификальное право» и др., а также введя в круг рассмотрения трактовку данных понятий в светских правовых системах.

Более того, в различных церковно-правовых системах эти термины тоже могут пониматься по-разному. Однако, в нашу задачу менее всего входит столь детальное уяснение (с неизбежным усложнением) данных вопросов.

Поскольку книга посвящена праву, созданному Древней Церковью, и праву, созданному в ходе развития западной традиции христианства, то корректно использование термина именно «каноническое право», как наиболее характерного для западной традиции и который практически всегда понимался как право, созданное Церковью. Именно в этом простом смысле, в смысле права, созданного Церковью, мы и будем употреблять термин «каноническое право» в предлагаемой книге.

Название книги содержит подзаголовок «Древняя Церковь и Западная традиция». Чем обусловлен такой выбор тематики?

Начнем с того, что наша литература не так откровенно обходит вниманием церковное право Русской Православной Церкви, как каноническое право Западной традиции.

Наш читатель может наслаждаться фундаментальными, интересно составленными, глубокими трудами русских канонистов – достаточно упомянуть доступные в настоящее время труды Н. С. Суворова и В.

 Цыпина, которые я всегда с глубоким уважением к этим авторам рекомендую своим слушателям{Суворов Н. С. Учебник церковного права. М.: «Зерцало», 2004; Протоиерей В. Цыпин. Курс церковного права. Клин, 2002.}.

В то же время каноническое право церковного Запада всегда оставалось в отечественной науке пасынком.

Работы, посвященные этой проблематике, появлялись изредка, посвящались либо отдельным аспектам, либо подавались исключительно в сравнении с церковным правом на Востоке, а печальнее всего обстояло дело с историей канонического права на Западе, поскольку даже доступные сейчас работы посвящены, в основном, современному Кодексу канонического права Римско-Католической Церкви 1983 г… При этом я вовсе не хочу принизить заслуг авторов, которые все же вносили вклад в изучение Западного церковного права – речь идет всего лишь о том, что имеющиеся работы явно недостаточны и богатейшее наследие Западного церковного права продолжает оставаться для России terra incognita{Из доступных в настоящее время работ по западному каноническому праву на русском языке отметим следующие: Каноническое право о народе Божием и о браке: Сост. священник И. Юркович. М.: Истина и жизнь, 2000; Джероза Л. Каноническое право. М.: Христианская Россия, 1996; Абате А. Положение о браке в новом каноническом законодательстве. М.: Паолине, 2000.}.

Вот почему в сферу вопросов, рассматриваемых в настоящей книге, попадает именно Западная традиция канонического права.

Что касается канонического права Древней Церкви, то ответ на вопрос о причине включения этой проблематики в содержание лекций еще более прост – потому что без «начала начал» говорить о любой традиции в каноническом праве бессмысленно.

Развитие религиозно-правовой системы тесно связано с ее религиозными первоисточниками.

Не представляется возможным говорить о развитии религиозно-правовой системы как об отрицании прошлого при появлении новых идей, институтов, понятий – напротив, развитие религиозно-правовой системы возможно лишь как новое понимание, новое прочтение изначального истока.

В этом смысле как западная, так и восточная традиции имеют общее каноническое ядро – право Древней Церкви. Впоследствии принципы, заложенные в этом древнем праве, прочитывались по-разному на Востоке и на Западе, но разница эта была относительной, а единое начало продолжает оставаться абсолютным.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=598108&p=1

1 Гарольд Берман Западная традиция права: эпоха формирования Harold J. Berman Law and Revolution The Formation of the Western Legal Tradition. — презентация

Западная традиция права

1 1 Гарольд Берман Западная традиция права: эпоха формирования Harold J. Berman Law and Revolution The Formation of the Western Legal Tradition

2 2 Основной тезис книги: В XI-XII веках в Европе произошла «Папская революция» — фундаментальные изменения, обозначившие появление «Западной» цивилизации Возникла единая католическая церковь, феодальные отношения, города, университеты Это привело к масштабным переменам – демографическим, политическим, экономическим, религиозным, культурным Все это было связано с изобретением нового способа общественной организации и западной традиции права

3 3 «… неотъемлемой частью христианской веры считалось отрицание всякой ценности попыток коренным образом изменить закон этого мира. Мирской закон считался справедливым и даже священным. Он проигрывал только в сравнении с законом Божьим, который один мог спасти злых людей от адского пламени.

Именно такое отношение к праву и к месту церкви в мире и претерпело коренное изменение в конце XI и в XII в. церковь вознамерилась переделать и саму себя, и окружающий мир посредством права.

Церковь сделалась юридическим лицом, видимой, корпоративной общностью, не зависящей ни от имперских, ни от королевских, феодальных или городских властей.

Были сформулированы автономные своды права, сначала в рамках церковной сферы власти, а затем и в рамках разных областей светской сферы – отчасти чтобы сохранить связность каждой власти, отчасти чтобы произвести реформу каждой из них, а отчасти чтобы уравновесить их все.

Эти новые явления стали возможны только потому, что фундамент их был заложен раньше. Именно тогда была создана основа для формирования стабильных сообществ; этой основой cтал единый populus christianus, в котором не было ни отделения церкви от государства, ни отделения права и других средств общественного контроля.

С социологической и исторической точек зрения существование такого единого общества было необходимой предпосылкой создания в будущем разнообразных, автономных, соперничающих систем права, как церковного, так и светского. Без этого единения новые правовые системы воспринимались бы как чисто механические и бюрократические, они не смогли бы достичь своих высших целей – связности, реформы и равновесия».

4 4 В результате: Население Европы в гг. выросло в 1,5 – 2 раза В 1050 г. в Европе было 2 города с населением 10 тыс. человек и и около 20 с населением 2 тыс. человек. К 1250 г. некоторые города достигли 100 тыс., десятки городов – 30 тыс.

, сотни – 10 тыс.

Произошли крестовые походы, массовая миграция и колонизация севера и востока Европы, расчистка лесов Возникли университеты, романская и готическая архитектура, литература, философия Резко ускорился технологический и экономический прогресс

5 5 Предыстория и предпосылки: Особенности общественной организации германцев Распространение христианского мировоззрения Переход от племенной организации к королевской власти Латинская традиция и особенности мировоззрения западной церкви Клюнийской движение Личность: Гильдебранд – папа Григорий VII

6 6 Мировоззрение древних германцев (франки, алеманны, готы, бургунды, лангобарды, англы, саксы, вандалы, и др.) Право: святость обычая Логика отношений: судьба и честь Расплата: кровная месть/вира Процедура: переговоры и народное собрание Аргументация: божий суд и присяга

7 7 Христианское мировоззрение и влияние христианства Миром правят не враждебные силы, а единый Бог, создавший мир и пославший своего Сына, чтобы спасти человека Человечество едино, и все люди рождаются равными перед лицом Бога Христианство несло идеал мира и гуманных отношений между людьми Священники и монахи способствовали распространению грамотности и нововведений, они осваивали новые земли

8 8 Переход от племенной организации к королевской власти Карл Великий, империя Возникновение королевств Норманнские завоевания

9 9 Латинская традиция и особенности западного христианства Западноевропейское и византийское христианство различались до XI века гораздо меньше: священники и монастыри были интегрированы в общество — подчинялись светским властям, владели собственностью, имели семьи Имели место мировоззренческие различия: западная церковь мыслила в терминах греха, суда и искупления

10 10 Клюнийское движение В начале X в.

был основан монастырь во французском местечке Клюни, который подчинялся не местному сеньеру, а папе римскому Позже монастырь получил привилегию принимать под свое управление другие монастыри, проводившие у себя т.наз.

Клюнийскую реформу, суть которой заключалась в возрождении строгой духовной и аскетической жизни К XII в. число таких монастырей, разбросанных в разных местах, дошло до 2 тысяч Клюнийские монастыри стали базой «папской революции» XI-XII вв.

11 11 Борьба за инвеституру Борьба пап за право назначать епископов, за независимость епископов и монастырей от светской власти Борьба с симонией и введение целибата Избрание папы собранием кардиналов (конклавом) Григорий VII – «святой дьявол» Вормсский конкордат 1122 г. Результат: возникновение католической церкви как отдельной корпорации

12 12 Институциональные новшества XI-XII веков 1. Вслед за католической церковью возникли корпорации – общности, организованные на основе собственных правовых норм (светские государства, города, гильдии, университеты) Иными словами, возник плюрализм юрисдикций, при котором внутри общества сосуществуют различные правовые системы, осуществляющие власть в сфере своей компетенции 2.

Управление корпорациями было доверено специальному корпусу профессионалов, которые проходят специальное обучение 3. Наука права, которой они обучаются, существует в диалектическом отношении к реально существующим правовым учреждениям; «существует напряженность между идеями и реальностью» Право воспринимается как единый развивающийся организм, имеющий внутреннюю логику 4.

Право выше политических властей

13 13 «Открытие» римского права В XI в. в Италии была найдена рукопись Кодекса Юстиниана (Corpus juris civilis) Были созданы первые университеты в Болонье, а затем в Париже, Оксфорде и др.

Возникла традиция обсуждения и толкования текстов римского права глоссаторами, записывавшими свои комментарии на полях рукописей (глосса – греч.

слово) На этой основе возникла схоластическая наука, основанная в первую очередь на толковании смысла текстов Представление о праве, вырабатываемое таким образом в университетах, постепенно распространялось в практику судов

14 14 Католическая церковь Католическая церковь превратилась в обособленную мощную корпорацию Жизнь и деятельность этой корпорация была организована на основе ее собственных законов и правил Церковь имела широкую сферу компетенции и обладала властью выносить решения не только по религиозным делам, но и по вопросам морали, семьи, наследования, собственности и др. Основой церковной юрисдикции стала первая западная правовая система – каноническое право

15 15 Светское государство Отграничение сферы компетенции католической церкви означало и возникновение идеи светского государства «Уменьшение сакральности светской власти было связано с представлением о множественности и разнообразии этих нецерковных политических формирований и их правовых порядков» Параллельно с Папской революцией возникла и идея правового государства – где регулярно издаются законы, создаются судебные системы и происходит управление посредством права.

16 16 Феодальная система Феодальное право регулировало отношения сеньор- вассал; эти отношения имели договорный и взаимный характер До XI в.

эти отношения, как и отношения помещика с крестьянами, не регулировались систематически правом; впоследствии возникло регулирование а) отношений покровительства-верности и б) передачи земли в лен; правила поведения стали более четкими и универсальными «Ни один вассал не должен быть наказан или лишен лена иначе как по закону наших предшественников и приговору равных ему»

17 17 Манориальная система По мере упрочения христианства отмирало рабство В XI-XII повинности крестьян стали регулироваться значительно точнее К XII в.

все крестьяне в Западной Европе имели охраняемые законом права «Каждый барон суверен в своем баронстве» Суд и управление осуществлялось курией, в которой, как правило, председательствовал стюард (замещавший сеньора) и которая включала всех, «вплоть до последнего серва»

18 18 Города, гильдии и торговое право Города были коммунами, основанными на договорности отношений и личном участии Городское право часто основывалось на писаных хартиях, устанавливавших организацию управления и права Гражданские права включали рациональную судебную процедуру и вынесение решения «равными» Горожане были свободны от феодальных повинностей Внутри коммуны гильдии были братствами, члены которых были связаны клятвой защищать и помогать друг другу Торговое право управляло особым сословием людей (купцами) в особых местах (на ярмарках, рынках, в портах)

19 19 Университеты Разновидностью гильдий были университеты – специализированные ассоциации студентов и преподавателей, чьи коллективные права были обычно гарантированы хартиями, данными князьями, епископами или городами Они были самоуправляемыми корпорациями и сами определяли квалификацию своих членов В основе жизни университетов был положен принцип университетской свободы – право студентов и преподавателей обсуждать любые факты и мнения

20 20 Основные черты западной модели социальной организации Заранее известные «правила игры» … сформулированные в терминах прав Принятие решений по определенным правилам и процедурам … представителями особой профессии … при участии «равных» Понимание права как объективно существующего и развивающегося организма

Источник: http://www.myshared.ru/slide/767669/

Становление и особенности западной традиции права

Западная традиция права

В целом можно говорить о трех основных процессах:

построении новой системы правовых норм (законов, вторичных правовых норм, принципов), снимавшей и пе­рестраивавшей существующие законы,формировании но­вого понимания справедливости, становлении процедур

и института средневековой юриспруденции (канониче­ского и светского права).

Первый процесс можно охарактеризовать, анализи­руя знаменитый трактат монаха Грациана «Согласование разноречивых канонов» (написанный около 1140 г.). В этом трактате Грациан устанавливает иерархию разных видов права, помещая понятие естественного права меж­ду понятиями божественного и человеческого права.

«Бо­жественное право — это воля Господа, выраженная в от­кровении, особенно в откровении Писания. Естественное право тоже отражает Божью волю, однако оно находится как в божественном откровении, так и в человеческом ра­зуме и совести. Из этого Грациан смог заключить, что «за­коны» (leges) князей (то есть светских властей) не долж­ны превалировать над естественным правом.

Сходным образом церковные «законы» не должны противоречить естественному «закону». «Jus, — писал Грациан, — это род, a lex — его вид. Грациан пришел также к заключению, что, рассуждая с точки зрения естественного права, «князья связаны своими законами и должны жить по ним». Этот принцип уже провозглашался и Ивоном, и Бурхардом.

Однако в своей строгой форме — короли «связаны» свои­ми законами — это положение не входило в римское и гер­манское право»202.

Грациан подчеркивал, что обычаи (constitutiones) долж­ны уступать не только естественному праву, но и церковно­му, и светскому, тем самым было заложено основание для замены, так сказать, неправовых норм (сравни с законами XII таблиц).

Те же, которые оставлялись, вводились в но­вый правовой контекст и для них разрабатывались допол­нительные критерии справедливости. Оставляемый обы­чай считался справедливым, если можно было говорить о длительности его использования, всеобщности, единооб­разии применения, его разумности.Новые, уже правовые, нормы создавались не на пус­том месте.

Брались существующие нормы и комментарии к ним. Все это сопоставлялось на предмет противоречий и других несоответствий, а также осмыслялось с точки зрения христианского мировоззрения, как оно манифес­тировалось отцами церкви, теологами или философами.

Взятые нормы и мнения о них осмысливались также с точки зрения существующих или желательных струк­тур власти и хозяйственной практики. Конструкция но­вой нормы заимствовалась из «Дигест» или изобреталась заново.

Например, «глоссаторы» (от греч.

glossa — «язык» и «необычное слово»), комментировавшие «Дигесты», ис­пользовали метод дифференцированных определений, «который заключался в том, что отыскивали значение вза­имно один другому противоречащих терминов (использо­ванных автором в различных второстепенных понятиях Дигест) до тех пор, пока, наконец, не обнаруживали этот термин в другом месте текста. По этому термину они опре­деляли истинное значение непонятного термина и таким образом устраняли противоречие»2″3. С современной точки зрения речь в данном случае идет, конечно, не о выявлении противоречий в существующих понятиях, а фактически о построении новых юридических понятий на основе пре­дыдущих. При этом опять же глоссаторы имеют в виду уже новую средневековую хозяйственную практику и новую средневековую систему властных отношений. Приведем два примера построения новых юридических норм — один из Грациана, другой более поздний.

В своем трактате Грациан ставит вопрос, может ли священник читать профанную литературу. «После поста­новки проблемы Грациан цитирует высказывания цер­ковных соборов, отцов церкви и других, а также примеры Писания и церковной истории, все на тему о том, что свя­щенники не должны читать профанную литературу, а за-

203 Аннерс Э. История европейского права — М., 1994. С. 161.тем цитирует такие же авторитетные примеры и выска­зывания противоположной направленности. После при­ведения каждого авторитетного высказывания или при­мера Грациан дает собственную интерпретацию. Так он начинает с постановления Карфагенского собора: «Епис­коп не должен читать книги язычника».

В своей глоссе он отмечает, что ничего не сказано о книгах еретиков, кото­рые можно читать «осторожно, по необходимости либо особой причине». Далее он комментирует слово «необхо­димость», толкуя его в том смысле, что священники мо­гут читать книги еретиков, чтобы «знать, как правильно говорить».

Более важная глосса, сопровождающая само изложение вопроса, подводит итог толкованию высказы­ваний всех авторитетов против чтения нечестивой лите­ратуры: «по всей видимости, читать только лишь для удо­вольствия запрещается».

В итоге Грациан предлагает свое заключение, «разрешая противоречие» путем ут­верждения, что всякий (не только священники) должен приобретать профанное знание не для удовольствия, а для наставления, чтобы обратить его на благо священ­ного учения»204.

Анализ этого примера показывает, что глоссаторы, ори­ентированные на примирение разных норм и законов, на со­существование под зонтиком канонического права разных социальных субъектов и позиций, стремились создавать та­кую новую норму, которая бы содержала в себе в качестве составляющих и подслучаев переосмысленные содержания существующих норм.

Другое следствие — новая норма за­крепляла желательные структуры власти, в данном случае авторитет церкви, а также складывающуюся практику жиз­ни (как бы ни хотели некоторые представители церкви за­претить чтение профанной литературы, реально это сделать было невозможно, уж лучше направить это занятие в русло, полезное для веры и добродетели).

Второй пример. «И Ветхий, и Новый заветы запреща­ют убийство, при этом оба приводят примеры, когда одо­бряется применение силы. Римское же право, напротив, не претендуя на установление моральных стандартов со­держало такую норму: «Vim vi repellere licet» («Силу мож­но употребить для отражения силы»).

Как римские право­вые нормы вообще, эта тоже не изобреталась как вопло­щение общего принципа или понятия, а ограничивалась конкретными типами ситуаций, в связи с которыми она встречалась (в основном Lex Aquilia о том, что человек может использовать физическую силу для защиты своей собственности от захвата).

Европейские юристы XII-XIII веков переделали эту норму в общий принцип, который сопоставили с так называемыми пацифистскими высказываниями Христа («подставь другую щеку»), а за­тем из двух противоположных максим выработали общее понятие оправдания ограниченного применения силы.

Это понятие было приложимо к целому ряду взаимосвя­занных систематически выдвинутых категорий: сила, не­обходимая для исполнения закона; для самозащиты;

для защиты другого; для защиты своей собственности;

для защиты собственности другого. Эти принципы при­менялись не только к гражданскому и уголовному праву, но и к политическим и богословским вопросам о «спра­ведливой войне»»205.

Еще один способ построения новых юридических по­нятий разработали через три столетия поздние глоссато­ры, которых называли «консилизаторы».

Они, например, научились на основе двух взаимно исключающих поня­тий создавать новое компромиссное понятие.

Например, римское понятие «право владения» было по смыслу про­тивоположным средневековому понятию «ленное право» (дело в том, что феодал не был в прямом смысле собст­венником земли, а имел ее в качестве лена, полученного

от короля206. Но консилизаторы создают два новых юри­дических понятия — «dominium directum» (преобладаю­щее право владения) и «dominium utile» (подчиненное право владения или наследственное право разумного пользования), которые позволили модернизировать лен­ное право, включив в него определенный смысл идеи римского права.

Дополнение. Поскольку схоластический метод являл­ся частью теологического и этически ориентированного средневекового мышления, полученные с его помощью юридические понятия и знания тоже несли на себе соот­ветствующую печать.

«Схоластическая диалектика, — пи­шет Берман, — была больше чем методом рассуждения и больше чем способом организации мысли. Ее критерии были как интеллектуальными, так и моральными, это был способ проверки не только истины, но и справедливости.

Так, схоластические антитезы включали не только общее против особого, объект против субъекта, аргумент против ответа, но также и строгий закон против отступления от норм в исключительных случаях, предписание против ад­воката, абсолютная норма против относительной, право­судие против милосердия, божественное право против че­ловеческого.

Эти и аналогичные «оппозиции» использо­вались для логического примирения противоречивых текстов, но они также использовались для формирования правовых институтов и церкви, и светского государства таким образом, чтобы дать место альтернативным ценно­стям.

Ибо сам Бог понимался как Бог и правосудия, и ми­лосердия, и строгого закона, и справедливости. Впервые парадоксы божественной справедливости были система­тически приложены к человеческим законам. Так схолас­тика оказалась не только методом, но и юриспруденцией и теологией»207.

206 Аннерс Э. История европейского права — М., 1994. С. 170-171.

207 Берман Г. Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. — М., 1998. С. 145.Если обобщить рассмотренный здесь материал, то структуру факторов, определявших средневековое по­нятие права, можно схематично изобразить так:

Источник: https://studopedia.su/2_70391_stanovlenie-i-osobennosti-zapadnoy-traditsii-prava.html

Isfic
Добавить комментарий